Тышкевич: «Люди закончились – начинаются бунты женщин, которые просят вернуть тех, кто остался в живых»

0

Если верить украинской стороне, то у России минус 135-136 человек за время войны.

Аналитик объясняет на цифрах, как путинский режим решил восполнить потери, не объявляя мобилизации.

– Президент России подписал указ об увеличении численности вооруженных сил Российской Федерации до 2 миллионов 39 тысяч человек. Можно сказать, что это не много, учитывая, что предыдущая численность была 1 миллион 902 тысячи человек, – анализирует данные из открытых источников эксперт Украинского Института будущего Игорь Тышкевич. – Но в этом указе есть несколько интересных аспектов, – отмечает он.

Итак, для начала поговорим о предыстории. Идет война России против Украины, и Россия несет потери. Естественно, что генеральный штаб ВС РФ в потерях не признается, говорит, что, так называемая «СВО» идет в формате героического убийства украинцев, а «со стороны России потерь нет».

Украинский генштаб, со своей стороны, сообщает о примерно 45 тысячах 850 убитых оккупантах. Можно верить, можно не верить, но, если сопоставить с тем, что к безвозвратным потерям мы относим еще и санитарные (речь идет о раненых. – Салідарнасць), которых в два раза больше, то санитарных потерь должно быть около 90 тысяч.

То есть, – объясняет Тышкевич, – суммарно получается 135 тысяч человек.

Далее фронт стабилизируется, и РФ не имеет уже такого количества резервов именно в личном составе, чтобы продолжать наступление, как раньше.

В этом признался даже товарищ Шойгу, который заявил, что, якобы с гуманитарных соображений, темпы наступления замедлились. Из этих же соображений они бежали из-под Киева, – смеется эксперт.

Таким образом, продолжает он, живой силы не хватает.

– Причем, если говорить о тех, кого использовали, как пушечное мясо, так называемые «мобики» с территорий «ДНР-ЛНР», там тоже люди закончились. Там еще и начинаются бунты женщин, которые просят вернуть тех мужчин, кто остался в живых, домой.

А луганские и донецкие «добровольцы» начинают немного роптать и отказываются идти в бой, что, в принципе, логично, учитывая, что после мобилизации многих из них отправляют в качестве живой разведки.

То есть, они выходят, на них вскрываются огневые точки ВСУ, и дальше российская артиллерия эти точки пытается подавить. Что становится с теми, на ком они вскрываются, никого не интересует.

Игорь Тышкевич постепенно приходит к главному выводу.

– Если верить украинской стороне, то у России минус 135-136 человек за время войны. А теперь интересная особенность или интересное совпадение. Смотрим два указа президента РФ –первый от 2017 года, который устанавливал численность вооруженных сил, а второй теперешний.

И обычно в армии как: если увеличивается численность военных, то увеличивается и численность обслуживающего гражданского персонала, но тут нет. Здесь прибавляется 137 тысяч только за счет военнослужащих и все.

Вспоминаем 135 тысяч возможных потерь и 137 тысяч, на которых увеличивают армию. То есть, фактически в данном случае, если верить украинским данным, идет восполнение потерь и восстановление боеспособности.

И поскольку, если бы это было плановое увеличение ВС РФ, то в таком случае происходило бы комплексное увеличение численности, то есть, кроме военнослужащих набирали бы еще гражданский персонал, но о нем речи не идет.

И здесь есть также еще одно «но», – отмечает Тышкевич. – Российская армия – это частично срочники, а частично – контрактники. С контрактниками уже проблема – чтобы отправить их на фронт по старой схеме, ты должен как-то договариваться, так как часть из них отказывается ехать, часть не переходит на контракт.

А срочников ты можешь набрать больше, учитывая численность военнослужащих, и тогда у тебя планы призыва становятся больше. То есть, у нас выстраивается очень простая логика – под видом увеличения армии происходит больший призыв и больше срочников, которые в будущем будут брошены на войну.

Тышкевич задается вопросом, зачем это делать скрытно, ведь можно было просто объявить мобилизацию в условиях войны.

– Во-первых, в России войну в Украине упорно называют «специальной военной операцией», и это традиционная терминология спецслужб, так как войну войной называть страшно.

И, во-вторых, увеличивать численность вооруженных сил необходимо тут и сейчас. А объявлять мобилизацию сложно, потому что, если ты это делаешь в условиях «СВО» и не увеличиваешь численность армии, у обывателя возникает логичный вопрос: «А зачем это необходимо, если уже есть большая армия, и так ли была она успешна в Украине, если нужны новые люди?»

Эксперт заключает:

– То есть, российскому руководству не хочется создавать лишние проблемы. А такая скрытая или гибридная мобилизация создает достаточно простой механизм. То есть, под вывеской увеличения армии ты увеличиваешь призыв, и независимо от того, кто будет переходить на контракт, ты получаешь живую силу здесь и сейчас.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.