Домашнее насилие: правоприменительная практика не успевает за буквой закона

0

Определение или наказание агрессору есть, помощи жертве нет.

Такую оценку законодательству в сфере противодействия домашнему насилию дала борисовчанка, восемь лет боровшаяся с мужем-агрессором и системой. Поводом для ее обращения к EX-PRESS.BY стала статья, вышедшая на этой неделе в одном из борисовских государственных СМИ.

Местная газета опубликовала информацию об изменениях в законе о профилактике правонарушений со ссылкой на сотрудницу Борисовского управления внутренних дел. Изменения в законе работают на ужесточение наказания агрессору

Закон, о котором идет речь, — «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». Тогда впервые законодатель ввел в официальный оборот понятие «домашнее насилие» и его определение. А в 2022 году законодателю уже потребовалось внести некоторые изменения в этот закон.

Государство признало, что домашнее насилие таки существует. Использовавшиеся ранее в законодательном акте понятия «семейно-бытовые правонарушения» и «семейно-бытовой скандал» сейчас заменены термином «домашнее насилие». Расширен круг лиц, насилие в отношении которых квалифицируется как «домашнее». К ним теперь относят не только тех, кто состоит с жертвой в официальных отношениях и проживает под одной крышей, но и бывших супругов, или прежних сожителей, или имеющих общих детей.

Ранее после первого случая насилия агрессору сначала выносили предупреждение и только после повторения инцидента ставили на профилактический учет, а теперь на профучет ставят уже после единичного акта насилия.

Как утверждает сотрудница РУВД, такой инструмент наказания агрессора и защиты жертвы, как защитное предписание, тоже стал применяться чаще и без проволочек. Защитное предписание — документ, ограничивающий в правах обидчика, абьюзера. За совершение уголовно-наказуемого деяния — побои, угрозу убийством — виновного могут лишить права звонить жертве и ее детям, и родственникам, приходить домой, появляться в определенных местах.

Теперь его могут выписать, как только в отношении семейного тирана было возбуждено дело и даже если только зарегистрирован материал проверки. Первый раз предписание выписывают на 15 суток, а если же риск выше среднего, то оно продлевается до 30 суток.

Борисовский РУВД выдал порядка 30 защитных предписаний. Всего 30 женщин получили возможность хотя бы месяц пожить спокойно, не вздрагивая от звука лифта.

Жертвы свидетельствуют: правоприменительная практика не успевает за буквой закона

Наказание, которое получает агрессор по закону, или даже развод — это не конец истории для пострадавшей, а только начало. Как поделить квартиру, кто будет оплачивать расходы на детей, на кого ляжет бремя погашения кредитов — далеко не все правовые вопросы, которые встают перед женщиной. Именно перед женщиной, потому что агрессор, бывший муж или партнер, как правило, устраняется о решения этих вопросов или, наоборот, используют их для давления, угроз и манипуляций, — говорит борисовчанка Марина*.

Домашнее насилие: правоприменительная практика не успевает за буквой закона

А психологические проблемы? Как избавиться от чувства вины перед самой собой м перед детьми? Как вернуть стабильное душевное состояние? Как не разувериться в мужчинах, милиции, подругах, родителях и всем человечестве?

Наша читательница на правах анонимности рассказала о своем опыте домашнего насилия и выхода из абьюзивных отношений:

— Я прочитала статью об изменениях в законодательстве о насилии и сначала обрадовалась за тех женщин, которым этот закон может помочь. Но потом на меня нахлынули воспоминания.

Что закон против домашнего насилия есть — это хорошо. Но этого мало. Надо еще, чтобы исполнители закона сами его соблюдали. Я много раз вызывала милицию на своего мужа. Приезжал дежурный наряд, но к этому времени муж уже успокаивался, и они только спрашивали, буду ли я писать заявление. Когда ты в таком состоянии, ты не сразу понимаешь, что тебе делать.

И в принципе предполагаешь, что это заявление принесет тебе еще больше проблем — они мужа не забирают в КПЗ, если он при них не петушится. Но я знаю, завтра мне он за это заявление отомстит. Причем дежурные сотрудники сразу предупреждают, что сообщат в школу, где учится дочь.

Первый раз я обратилась на горячую линию по вопросам домашнего насилия лет пять назад, и меня перенаправили на женскую кризисную линию, которую создали женщины из Борисова, из борисовской организации «Провинция».

Я очень хорошо запомнила слова, которые мне сказала женщина, консультант этой кризисной линии. Она сказала, что если я надеюсь, что наступит момент и мой муж перестанет пить и изменится сам по себе, то я зря надеюсь, потому что чудес не бывает, и нет такой таблетки, которую можно принять и на следующее утро проснуться, и этой проблемы уже нет. И еще она сказала, что в моей ситуации есть два выхода — или бороться, или уйти.

Я решила побороться, звонила консультанту еще несколько раз, и она мне рассказывала, какие есть законы в этой области и как они работают на самом деле, рассказала, что по закону начальник милиции может выдать защитное предписание, по которому моему мужу могут даже запретить приходить домой. Но получить это защитное предписание оказалась не так-то просто.

По факту, его выписывают не сразу, даже если ты избита до полусмерти, а только после того, как мужа пьяницу на учет поставят, будут с ним беседовать, перевоспитывать, и только если он в течение года три раза привлекается по административке за домашний скандал. В общем, надо пройти через ад, чтобы это предписание выдали. Я его так и не добилась. Приходилось даже убегать из дома, ночевать в убежище.

В итоге я поняла, что бороться бессмысленно — действительно, чудес не бывает. Мы с мужем развелись. В «Провинции» меня связали с юристом. Она мне помогла разобраться с алиментами, кредитом, кое-каким имуществом. Не скажу, что это получилось быстро и легко. Но меня постоянно поддерживали, подсказывали. Потом мне еще пришлось работать и с психологом, потому что 8 лет, которые я жила в унижении и насилии, просто так пальцем не заткнешь.

Сейчас, слава Богу все в порядке, я уже могу говорить о своем прошлом спокойно и без слез. Жалею, что раньше не ушла, все надеялась, что что-то изменится.

Государство уничтожило систему помощи пострадавшим и не предложило ничего нового

До 2021 года в Беларуси работали несколько общественных объединений, которые предоставляли профессиональную помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Существовала специализированная общенациональная горячая линия, которую вело общественное объединение «Гендерные перспективы». Консультантки горячей линии предоставляли психологическую поддержку и правовую помощь женщинам.

В Минске работало самое известное и вместительное убежище для пострадавших женщин и х детей, которое создала организация «Радислава». Женская организация «Провинция» тоже организовала в Борисове квартиру-убежище для женщин, живущих в домашнем насилии.

Убежище было создано в разгар эпидемии ковида: когда начался локдаун, многие предприятия не работали, многие люди болели, и агрессоры, привыкшие решать свои проблемы с помощью насилия, сидели дома и терроризировали своих близких.

Кроме убежища, Борисовская социальная женская организация «Провинция» бесплатно предоставляла правовую и психологическую поддержку не только борисовчанкам, но женщинам практически в любой точке Беларуси, благо, современные мессенджеры позволяют не только общаться, но и обмениваться документами.

Но в 2021 году государство полностью уничтожило систему общественных организаций. Ликвидированы организации инвалидов и узников концлагерей, защитников экологии, любителей птиц, литераторов и популяризаторов белорусского языка. Эта участь не минула и женские организации, которые служили интересам женщин, в том числе пострадавшим от домашнего насилия. «Провинция» тоже попала под раздачу.

Какие возможности получении помощи остались у женщин, живущих в атмосфере домашнего насилия?

При территориальном центре социального обслуживания населения (ТЦСОН) создана Кризисная комната, где, по идее, пострадавшая женщина с детьми может найти убежище и самое необходимое для жизни.

По признанию сотрудников отдела общественной безопасности и профилактики Борисовского РУВД, кризисная комнате не пользуется спросом у борисовчанок, пострадавших от домашнего насилия. Причин этому несколько.

Кризисная комната не является специализированной, созданной для тех женщин, кто спасается от домашнего насилия. Туда могут быть заселены и жертвы торговли людьми, и люди, пострадавшие от насилия, террористических актов, техногенных катастроф и стихийных бедствий, пожаров и даже дети-сироты.

Согласно инструкции, в «кризисную комнату» помещаются граждане по направлению управления по труду, занятости и социальной защите, отдела образования, учреждения здравоохранения, районного отдела внутренних дел. Основанием для помещения в «кризисную комнату» является направление одним из вышеназванных государственных органов и письменное заявление пострадавшего или пострадавшей.

Многовато формальностей и ограничений. Но если идет речь о безопасности, а иногда о жизни и смерти, стоит иногда преодолеть бюрократические препятствия и уйти от насильника хотя бы на время, получить передышку, обдумать план дальнейшей жизни.

Справка EX-PRESS.BY

Все еще доступны убежища (приюты, услуги временного проживания) общественных организаций:

— социальный центр «Счастливый малыш» для семей из Минска, воспитывающим одного и более ребенка до 3 лет +375 (17) 2220565, +375 (29) 7970057.

— социальный центр матери и ребенка им. Германа Гмайнера (деревня Боровляны): +375 (17) 5113212

— «SOS-Детская деревня», Марьина Горка: +375 (17)1366036, +375 (17) 1334893, +375 (44) 5597518.

*имя героини изменено по ее просьбе.

EX-PRESS.BY, фото предоставлены читателями

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.