Карбалевич: Об ослаблении репрессий речи быть не может. Лукашенко убедился, что эти методы работают

0

"А в таком случае почему бы не продолжать их использовать".

Следственный комитет заявил о создании видеотеки для вычисления участников протестов. Это значит, что репрессии, захлестнувшие Беларусь с 2020 года и не прекращающиеся до сих пор, в ближайшем будущем вряд ли пойдут на спад. Как обстоят дела с преследованием людей, которых власти считают для себя опасными и почему этому не видно конца, поговорили с юристом правозащитного центра «Весна» Павлом Сапелко и политологом Валерием Карбалевичем.

Поводов для репрессий в 2022-м стало больше

После начала войны в Украине репрессии в Беларуси вышли на новый виток и приняли иную форму — теперь власти и силовики борются не только с оппонентами и противниками Александра Лукашенко, участниками акций протеста и высказывающимися против насилия, но и с теми, кто выступает против российского вторжения и поддерживает Украину. Судят людей за фото военной техники на улицах белорусских городов, лайки в социальных сетях под постами о резонансных событиях, участились случаи уголовных дел, связанных с «терроризмом».

С начала года число политзаключенных в Беларуси выросло более чем на 300 человек. Но по словам правозащитников, только в Минске за это время задержали по уголовным делам, связанным с политикой, более 280 человек.

По данным правозащитного центра «Весна», с начала года белорусов задерживали не менее 1,6 тысячи раз, более чем 900 людям присудили в общей сложности не меньше 14 306 суток ареста (это 39 лет и 71 день). Правозащитники говорят о тенденции осуждения по политически мотивированным делам более 100 человек в месяц.

Однако даже эти числа не дают полного представления о масштабах репрессий в стране. Точную картину не знает никто, признает юрист правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко. Даже данные, которые поступают в организацию по различным каналам, лишь частично отражают ситуацию. Хотя по ним можно делать выводы о масштабах преследования белорусов за взгляды и действия, которые не нравятся властям. Юрист констатирует, что репрессии в Беларуси не прекращаются и уж точно не идут на спад. Правозащитники называют происходящее в стране глубоким кризисом прав человека.

— В целом сохраняется тенденция осуждения участников мирных протестов, в том числе по событиям 2020 года, а также за высказывания в интернете. Кроме того, появились факты преследования по новым статьям, например, за участие в деятельности экстремистского формирования.

Расширение поводов для задержания и статей, по которым людей привлекают к ответственности по политическим делам — главное отличие от этого же процесса в 2020 году.

Если осенью 2020 года люди в основном получали штрафы и сутки за уличные акции, то сейчас, кроме этого, растут случаи уголовного преследования за распространение так называемой экстремистской информации. К уголовным статьям, которые использовались для политического преследования в 2020-м, добавились покушение или угроза террористическим актом, участие в экстремистском формировании, создание террористической организации, измена государству, статьи за дискредитацию Беларуси, высказывания, несущие вред государствую, а также разжигание национальной и социальной розни.

— Статья 130 УК (Разжигание вражды или розни) произвольно используется в целях преследования тех, кто критикует структуры власти, органы внутренних дел, высказывается относительно участия России и россиян в агрессии против Украины, кто высказался в отношении различных событий, имевших общественно-политическое значение, — комментирует Павел Сапелко.

Власти исполняют обещание «найти каждого»

Создание видеотеки для вычисления участников протестов, о которой заявили в СК, означает, что репрессии продолжатся, считает правозащитник.

— В конце 2020 года руководители СК и Генпрокуратуры заявляли, что все участники протестных выступлений будут установлены и привлечены к ответственности (об этом в частности заявлял генпрокурор Андрей Швед. — Прим. ред.). Тогда это казалось не очень вероятным (тем более были надежды на то, что ситуация переломится), но уже тогда можно было предположить, что власти не собираются ограничиваться показательным наказанием нескольких десятков человек, а настроились на долгую работу. Так оно и вышло, — отмечает Павел Сапелко.

Политолог Валерий Карбалевич отмечает, что причина продолжения репрессий простая — такова природа действующего в стране режима.

— Белорусский политический режим поменялся. До 2020 года он был авторитарным, сейчас же эволюционировал в тоталитарный. Пусть в полном смысле назвать его тоталитарным, наверное, нельзя, но этот процесс усиленно развивается, — комментирует политолог. — А в тоталитарной системе любое инакомыслие — есть преступление против власти. Исходя из этой логики, природа этого режима требует постоянных репрессий.
Лукашенко пугает социально-экономическая ситуация, санкции, давление со стороны России. Он опасается, что Кремль может потерпеть поражение в войне. И единственным способом решения проблем он видит насилие. Никаких других механизмов он признавать не хочет.

Кроме этого, продолжает эксперт, Александр Лукашенко боится, что как только он ослабит жесткий прессинг, люди снова выйдут на улицы (особенно с учетом не очень хорошего экономического положения в стране). Поэтому власти стараются действовать превентивно и делать так, чтобы люди все время боялись. «Самое главное — Лукашенко убедился, что эти методы работают. А в таком случае почему бы не продолжать их использовать», — подчеркивает политолог.

— Тут есть и один психологический момент. Лукашенко получил тяжелую травму от событий 2020 года. Они разрушили его образ народного президента. Это болезненно — и теперь Лукашенко мстит народу, который разрушил этот образ и травмировал его. Думаю, что это будет продолжаться все время существования этого режима. Об ослаблении [репрессий] речи быть не может, — продолжает Валерий Карбалевич.

Павел Сапелко согласен с тем, что цели репрессий — запугивание, сюда же он добавляет уничтожение малейших проявлений свободомыслия, остатков гражданского общества.

— Хотя мы уже говорили об уничтожении гражданского общества, но действия говорят о том, что в Беларуси еще есть какие-то институты, которые в своей совокупности и каждый по отдельности кажутся власти опасными для ее существования, — говорит он и добавляет. — Никто не отменяет цели физической изоляции тех людей, которые могут быть в первых рядах в тот день, когда опять возникнут общественные протесты, которые будут организаторами новых ячеек гражданского сопротивления.

«Зеркало»

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.