Философ Павел Барковский: Независимость Украины и Беларуси будет под угрозой, пока существует имперский российский проект

0

Мы наблюдаем, как Беларусь после августа 2020 года проходит «предпродажную подготовку».

Белорусский философ Павел Барковский отвечает на вопрос «Свободы», что изменила российско- украинская война в Беларуси и регионе, отмечает, что процесс фашизации белорусского общества может затронуть каждого, и считает, что аншлюс Беларуси — это реальность.

— Исполнилось полгода с начала российской агрессии против Украины, и уже, возможно, можно делать какие-то выводы, даже независимо от того, как конкретно эта война закончится. Что изменила эта война в Беларуси и в регионе — с исторической и философской точки зрения?

— Я думаю, главный урок этой войны для Беларуси в том, что белорусам пришлось осознать, что мы не изолированная страна, которая решает свои проблемы исключительно внутри себя самой. Белорусы — это часть более большого и сложного уравнения, и, к сожалению, наши соседи не всегда дают нам возможность существовать своей собственной жизнью.

И если белорусы сегодня частично наблюдают, частично сами принимают косвенное или непосредственное участие в войне, — они при этом осознают, что ситуация с независимостью и будущим Беларуси — это ответственность каждого из нас. И, чтобы изменить ситуацию, недостаточно только «изменить себя» — приходится бороться и изменять ситуацию вокруг себя. В нашем случае — это помогать Украине и бороться против ползучей российской агрессии.

— Война в Украине формирует контуры будущей Европы. Возможно, мы видим продолжение процесса распада империи, который не завершился в 1991 году. Можно ли сказать, что мы вступаем в период таких существенных исторических перемен, которых не было с конца 1980-х?

— Да, современные события дают основания для многих исторических аналогов. Действительно, продолжается исторический процесс глобального распада империй. Одна из самых молодых империй — Российская — продолжает распадаться, и, возможно, мы сейчас наблюдаем следующий акт этого длительного процесса.

Но мы видим и другие тенденции. События в Восточной Европе показывают живучесть других исторических союзов. Мы видим, что наиболее консолидированно вместе выступают именно народы бывшей Речи Посполитой. Так что даже сегодня актуальными остаются темы, которые говорят о нашей коллективной безопасности и показывают тот вектор развития, который придется выбирать в ближайшее время.

— Первого августа вы написали довольно громкий пост в Фейсбуке, назвав его «Инструкция по выживанию». Среди прочего, вы писали: «Надо окончательно смириться с тем, что Беларусь и ее восточный сосед сделались фашистскими государствами… а при фашизме есть только режим врага и друга, и очень сложно проходить тест на лояльность, не запачкавшись». Но можно ли считать, что эта фашизация белорусского государства затронет не только оппонентов власти, но и широкие массы населения? Или они могут продолжать жить, как раньше, особенно не понимая, о каком фашизме говорит философ Барковский и другие?

— Фашизация общества становится заметной и болезненной для каждого человека, независимо от его политических убеждений и публичной активности. Очевидно, что деградирует сама общественная жизнь. При таких жестоких фашистских режимах большую роль играет идеологическое накачивание населения, запрещается любое проявление свободной культурной жизни. Сама жизнь становится регламентированной, бедной на события, люди постоянно находятся под страхом репрессий.

В таком режиме жизни людям очень трудно жить и работать, а тем более делать что-то для души. Если ты можешь этому психологически противостоять, бороться — значит, надо бороться, целенаправленно и без сантиментов. Если же это ставит под угрозу твою жизнь и свободу, значит, нужно искать возможность выезжать из страны и работать на Беларусь другим путем.

— Но как понимать ваши слова «надо бороться»? Люди, которые находятся в Беларуси, зададут вопрос: что это конкретно означает? Или вы считаете, что, поскольку какие-то публичные вещи сейчас из-за репрессий в Беларуси невозможны, то фактически борьбой становится любое моральное отношение к нынешним явлениям, молчаливое сопротивление?

— Форм борьбы существует множество. Даже по событиям этой войны это можно наблюдать. Например, белорусы собирают информацию и присылают ее в телеграмм-каналы, которые мониторят военную активность. Другое дело, достаточно ли сейчас только молчаливого сопротивления — как в советское время, когда на кухнях многие выражали несогласие.

— То есть вариант Солженицына — не врать, не принимать участие?

— Да, и это сегодня очень трудный выбор для каждого белоруса. Ведь очень трудно не вести своего ребенка в школу, даже если ты знаешь, что в школе проводится наглая агитация. Или ты способен решиться на такой шаг, который в нашей ситуации имеет еще и юридические последствия? Способен ли ты на работе не выполнять каких-то распоряжений, которые явно незаконны и репрессивны, направлены против общественных интересов? Это действительно очень трудный выбор.

И естественно, каждому белорусу следует оценивать свои силы и возможности. В сегодняшних условиях любая работа в определенных органах и кабинетах по умолчанию выглядит как сотрудничество, коллаборация с этим режимом. И тут уже не может быть каких-то отговорок в стиле «я что-то не знал или не понимал».

Но в других сферах человеку нужно действительно выставить определенные рамки и крепко их держаться, если на это хватает душевных сил.

— Канцлер Германии Шольц недавно рассказал о некоторых своих разговорах с Путиным, открыв секрет Полишинеля, что Путин не желает видеть независимость Украины и Беларуси. Мы постоянно живем в условиях «угрозы независимости», но похоже, что сейчас она приобрела какие-то новые масштабы.

— Еще в XIX веке говорили, что российский либерализм легко проверяется в ответе на вопрос о независимости Польши. С тех пор мало что изменилось, российский империализм остается как решающий фактор сознания. Соответственно, независимость не только Украины и Беларуси, но и других стран бывшего СССР будет под угрозой, пока существует имперский российский проект, пока он не будет сдан в ломбард истории.

И мы наблюдаем, как Беларусь после августа 2020 года проходит «предпродажную подготовку». Фактически была потеряна наша информационная независимость, в плане информационной безопасности белорусское государство полностью перестало выполнять свои функции, сдало свои медиа российским пропагандистским каналам и идеям. Постепенно русифицируется публичное пространство, история подается в тенденциозном русофильском виде, школьное образование меняется в сторону унификации с Россией.

Все это очень опасные тенденции, и понятно, что какой-то мягкий или даже жесткий аншлюс Беларуси — это реальность. Конечно, если война России против Украины не закончится так, как и российско-японская война 1905 года, поражением России и потенциальным полураспадом всей системы.

Однако ни в коем случае нельзя разочаровываться в стиле «все пропало». Ничего не пропало, и от позиции, от стойкости каждого из нас зависит конечный результат — какой быть Беларуси в будущем.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.