«Уволена за неудобное мнение». Почему Екатерина Воробьева больше не главный редактор борисовской газеты «Адзiнства»

0

«С моим уходом я не меняю свою позицию: я за развитие и процветание Беларуси», — написала она.

«Уволена за неудобное мнение. 23 августа у меня закончился последний рабочий день в должности главного редактора районной газеты «Адзiнства». Я знаю, что эта новость многих повергла в шок, и ее обсуждают… Поэтому я хочу, чтобы вы знали правду из первых уст», — Екатерина Воробьева в своем Instagram рассказала о причинах увольнения.

— Весной этого года наша газета впервые была занесена на районную Доску Почета. До этого я лично и мои коллеги получали различные награды. Всё это для меня говорит о том, что мы старались и делали свою работу максимально хорошо и профессионально. В июне этого года я побывала вместе с представителями местной власти на республиканском семинаре-совещании с участием нашего Президента. Обращаясь к СМИ, Президент сказал: «Вы должны быть первоисточником и хороших, и неприятных новостей.» И я считаю это правильным — с таким подходом у людей будет больше доверия к СМИ, — написала она.

«Уволена за неудобное мнение». Почему Екатерина Воробьева больше не главный редактор борисовской газеты «Адзiнства»

Через несколько дней после этого мероприятия я дала интервью брестскому блогеру Алексею Голикову, где рассказала о газете и нашем городе. Рассказала как о положительном, так и о проблемах. Говоря о проблемных моментах, в адрес местной власти в моих словах не было ни обвинений, ни критики. Обозначила, что «эти проблемы знают, но не все сразу можно сделать — нужно время». После интервью мне звонили люди и говорили, что оно получилось «правдивым и жизненным». Однако не все придерживаются такого мнения…

После интервью прошло чуть больше двух месяцев. Что за это время произошло? Я побывала в отпуске и получила два выговора.

С первым я могу согласиться — понесла ответственность за ошибку своего сотрудника (ошибка заключалась в опечатке — 1000 вместо 10000). В ближайшем номере газеты мы разместили информацию об ошибке и извинения. Хотя, выговор за опечатку – это, наверное, жёстко. Замечу, что опечатка в газете произошла почти за 2 недели (1 июня) до моего интервью с Голиковым (12 июня). Теперь «следите за руками» — 13 июня выходит моё интервью, 14 июня я получаю выговор за опечатку и меня «просят» уйти в отпуск. Как говорит один известный российский журналист, «Совпадение?.. Не думаю».

Со вторым выговором я крайне не согласна. Если вкратце: в газете была напечатана статья про сквер в Борисове возле памятника воинам-интернационалистам, где провели масштабную реконструкцию (многие работы закончены еще в прошлом году), но там до сих стоят не урны, а ужасные ведра из-под краски. В год исторической памяти в таком знаковом месте стоят такие «урны»… На это неоднократно обращали внимание местные жители. Меня обвинили в том, что в статье не написано, что объект не сдан в эксплуатацию и, мол, тем самым дезинформирую читателей. В свое оправдание могу сказать следующее: это третий материал за год об этом сквере, и в первом материале (в октябре 2021 года) ответственное лицо за этот объект не назвало сроки его сдачи. Как сказал один чиновник: «Придрались к мелочам. Значит, хорошо работала, коль ничего более существенного не нашли».

А дальше было еще интереснее. Мне предложили написать заявление на увольнение по соглашению сторон (не мой непосредственный руководитель). Я попыталась поговорить с одним из своих руководителей, чтобы узнать причину. Хотела личную встречу, но мне в ней отказали, а по телефону сказали только: «Мне нечего сказать», «Я не буду это комментировать», «Решение принимаю не я». Кто «принимает решение», мне тоже не сказали…

Очень жаль, что люди, находящиеся на столь высоких должностях, не умеют (не могут, не хотят или, может, им нельзя) поговорить глаза в глаза со своими подчиненными…

Хотя наш президент опять-таки заявлял: «Не надо бояться людей. Надо идти к ним и просто по-человечески разговаривать»…

Как факт «человеческого разговора» не состоялось, и мне так и не сказали, почему я должна уйти… Заявление я написала, но не потому, что очень хотела уволиться. Понимала, что выговор № 3 таким же волшебным образом может неожиданно нарисоваться. Я хотела завершить все рабочие моменты в нормальном режиме для коллектива (в течение двух недель), но не тут-то было. Уволиться я должна за несколько дней…

Тем не менее, и мои коллеги, и мои читатели хорошо знают (об этом не раз говорилось), сколько души и времени я вкладывала в свою работу и вместе со своим коллективом старалась развивать газету. Главные достижения всего коллектива: появилось больше интересных, жизненных материалов, поменялась верстка газеты — она стала ярче и привлекательнее, выросло количество подписчиков в социальных сетях, газета по-прежнему находится на самоокупаемости.

Главное: я никогда не боялась открыто заявлять о своей гражданской и политической позиции — выступала на городском митинге, в коллективах сразу после августа 2020 года, писала посты в соцсетях. Получала угрозы, оскорбления, но не изменяла себе, не была флюгером.

С моим уходом я не меняю свою позицию: я за развитие и процветание Беларуси. Но, чтобы наша страна развивалась, нужно иметь смелость обозначать слабые места и вместе решать эти проблемы. Цивилизованным путем.

Напомним, до этого борисовская государственная газета «Адзiнства» осталась без главного редактора в сентябре 2019 года. С Верой Протасевич не продлили контракт.

EX-PRESS.BY, фото: Instagram

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.