Как власти используют СОП, чтобы давить на белорусов через детей

0

“Девятилетнего ребёнка милиция запугивала тем, что его заберут из семьи, от мамы”.

После выборов 2020 года в Беларуси ухудшилась ситуация не только с правами взрослых, но и с правами детей, пишет Еврорадио. Через несовершеннолетних власти давят на оппозиционно настроенных родителей. Им угрожают СОП — признать семью социально опасной — и забрать из неё детей.

Команда инициативной группы “СПРАВКА” проанализировала, как госорганы признают семьи неблагополучными. 

“Неблагополучную” семью можно полностью контролировать

По белорусской Конституции, дети находятся под защитой государства. Есть и специальное постановление Совета Министров от 15 января 2019 года “О признании детей находящимися в социально опасном положении”. Идея этого института в том, чтобы детям, чьи права и интересы в семьях нарушаются, со стороны государства была оперативно предоставлена защита.

СОП может эффективно работать, когда родители избивают детей, не следят за ними, не кормят, не одевают. Но государство использует этот институт для репрессий в отношении политических активистов. Им угрожают поставить их вполне нормальные семьи на учёт как неблагополучные. 

Представители госструктур могут систематически приходить в дома с “проверками”. Они всегда найдут к чему придраться. И тогда в ход идут угрозы забрать детей у родителей. 

Но угрожать постановкой на учёт — в принципе незаконно

Как власти используют СОП, чтобы давить на белорусов через детей

Из-за того, что “не до законов” даже суду, пострадавшие от СОП впадают в отчаяние / Еврорадио

Часто родители не знают своих прав, а милиция и органы опеки их не разъясняют. Поставить на учёт в СОП или забрать детей могут по трём причинам, прописанным в упомянутом выше постановлении Совмина. Первая — родители не удовлетворяют основные жизненные потребности ребёнка. Вторая — родители не следят за поведением ребёнка и его образом жизни, вследствие чего ребёнок совершает административные правонарушения либо преступления. Третья — родители ведут аморальный образ жизни, жестоко обращаются с ребёнком, злоупотребляют своими правами, что влечёт опасность для жизни и здоровья ребёнка.

— Этот перечень является закрытым, это означает, что по иным причинам поставить на учёт в СОП или изъять ребёнка нельзя. Угрожать же постановкой на учёт и вовсе незаконно, — отмечает правозащитница Дарья Чурко.

В 2021 году она опросила представителей 24 семей, которым угрожали поставить семью на учёт по СОП или изъять ребёнка. Пострадавшие от этих действий рассказали, что претензии к ним возникали за “ненадлежащий уход за детьми”“письмо из милиции”“угрозу жизни ребёнка”. Причиной могло стать даже дистанционное обучение в коронавирус. Но фактически дело в “политических” административных или уголовных статьях родителей. 

— Респондентки/ы указывали, что в основном звонили из школы и говорили, что “надо проверить семью, так как пришло письмо из милиции”. При этом прямым текстом в школе говорили, что это связано с политической деятельностью родителей, — продолжает Чурко. 

Как это происходит

Шестилетнего сына минских оппозиционных активистов Елены Лазарчик и Сергея Мацкойтя прямо из школы передали в приют после того, как мама не забрала его из продлёнки. Она не могла этого сделать, потому что незадолго до того милиция задержала её на выходе у правозащитного центра “Весна”. Педагоги не стали связываться с бабушкой и совершеннолетней сестрой мальчика и вызвали органы опеки.

Как власти используют СОП, чтобы давить на белорусов через детей

Елена Забирает сына из приюта / TUT.by

К приюту, где держали сына Елены и Сергея, пришли сотни неравнодушных минчан. В тот день сына отдали маме. Но позже против неё начали уголовное дело, и семью всё-таки разлучили.

Как власти используют СОП, чтобы давить на белорусов через детей

Белорусы, которые пришли поддержать Елену / фото из социальных сетей

Чуть раньше, в июне 2020 года, в Гродно из детского сада пришли с проверкой в дом Владимира Наумика, который за три недели до того был задержан вместе с Сергеем Тихановским. По словам его жены Виталии Наумик, после осмотра квартиры ей зачитали документ. Там было сказано, что в квартире беспорядок, бычки и бутылки от алкоголя.

— Я сказала, что у нас в семье не курят и не пьют. А они мне в ответ: вы понимаете, что у вас заберут ребёнка? Мол, будем разбираться, собирать документы и характеристику с мест работы, — пересказывает Виталия.

Распоряжения на проведение таких политически мотивированных “социальных расследований” в одних случаях поступали из милиции, в других — из райисполкомов, констатируют в “СПРАВКЕ”. 

“Дети боятся ходить в школу”

Как власти используют СОП, чтобы давить на белорусов через детей

Из-за давления на семьи дети становятся более тревожными / PhotoXPress.ru

Фактически в Беларуси органы опеки вместо защиты прав детей помогают милиции собирать данные о политически активных людях и поддерживают репрессии. Были случаи, когда из-за политической позиции родителей на детей давили в школах.

— Распространённой формой давления непосредственно на детей являются прямые диалоги с детьми без согласия родителей, — пишет Дарья Чурко. — Очень часто маленьких детей забирает школьный психолог поговорить. Родителей не уведомляют о таких беседах, и предметы беседы заранее родителям не говорят. Респондентки/ы также заявляли, что детей вызывали на беседу с участковым. Одна из женщин указала, что её девятилетнего ребёнка милиция запугивала тем, что его заберут из семьи, от мамы.

Родители рассказали правозащитнице, что чувствовали страх и беспомощность. При этом большинство не пыталось жаловаться на беззаконие, не веря в белорусское правосудие.

— Респондентки/ы пишут, что дети стали в больших объёмах испытывать страх перед милицией, милицейскими машинами, автозаками: они реагируют слезами или хватаются за руку. Дети боятся ходить в школу, в детский сад, — продолжает Дарья Чурко.

Практика показывает, что в Беларуси бывает не до законов, даже если речь идёт о детях. Кроме того, после протестов 2020 года несовершеннолетних тоже лишали свободы за участие в массовых мероприятиях. Например, 16-летнего Никиту Золотарёва приговорили к пяти годам. Одиннадцатиклассников Максима Шатохина, Эдуарда Кудынюка, Сергея Гацкевича наказали тремя годами лишения свободы за мирные протесты. Ситуация не изменится до тех пор, пока в стране не появится верховенство права, заключает “СПРАВКА”.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.