Мнение: Важнейшее в выступлении Лукашенко — прямая атака на Путина

0

Лукашенко публично «звезданул» не просто единственного заклятого друга, но саму идею…

«Счастье Евросоюза в Евразии. Надо договориться с нами и с РФ…. Американцы не дают. А политики без соответствующего органа мужского», — Лукашенко.

Четыре часа в облаке хештегов — страшно. Повезло, перед АГЛ сидели школьники с плакатов, а не журналисты — иначе мог все восемь оттарабанить, пишет автор аналитического телеграм-канала «Политонелогия».

Проклёвывалось евразийство, как путь Европы, который та отвергает. Эпиграф про орган мужской о том, что европейским политикам его [органа], как путеводной звезды не хватает, дабы окунуться в пандугинское мракобесие. Государственный человек должен думать хер…м.

В целом, без особого огонька мы получили стандартный набор нарративов. И как всегда отсебятина подвела, да нестабильность эмоциональная.

Важнейшее на мой взгляд — прямая атака на Путина. Примечательны три позиции.

Не — «это фейк», но: «Если Путин так сказал, это не делает чести не только Путину… но и ему самому [Шольцу]…» — раз.

«Но простим ему [Шольцу], я его грубо там обозвал пацаном», — два.

«…Ну вот когда-то, в таком-то веке такой страны не было (я сейчас не о Беларуси)… ну и что? Нет, надо окунуться в ту седину… и оттуда посмотреть… однажды у нас была дискуссия, включились все президенты, я слушал и шуткой закончил этот диалог, я повернулся к [Назарбаеву] и говорю, ну если туда окунаться, то вроде бы и пол-России — это твоя… времена Золотой Орды и так далее…» — три.

Мы услышали, как публично Лукашенко «звезданул» не просто единственного заклятого друга, но саму идею, вокруг которой вертятся попытки российских идеологов и пропагандистов обосновать устроенный Кремлём ад.

И ведь когда? Я не военный эксперт, но есть подозрение, что операция пошла настолько наперекосяк, что планы не успевают меняться вслед за событиями на фронте. А в телеграмме и агитпроп начал переименовываться, удаляя буквы V и Z. И, конечно, всё — совпадения, но не они ли частенько сходятся в тренд?

Трещина между диктаторами заметна, и хорошо бы расширить её до раскола. В этой точке Европа – один из ключевых игроков и для нас, для демократических сил важно, продолжали линию давления, не реагируя на «призывы» АГЛ. Тем не менее, любая комбинация сейчас сходится на интересах Киева – война же. И команде Зеленского, особенно в контексте актуальной линии поведения в отношении Лукашенко, возможно важнее и дальше «не раздражать» узурпатора, последовательно культивируя раскол. Это закономерно, но расходится с нашими планами и увы, выглядит, как повод продолжать игнорировать демсилы. Полезно, однако, обратить внимание еще на два «сообщения» из дворца.

«Развязка будет совсем скоро», — сказал Лукашенко (то ли инсайд нечаяный, то ли судорога). Добавлю сюда еще пассаж: «Россия не может проиграть», — в котором живёт неприятная модальность. Запомнили. Дальше.

«За август границу с ЕС пересекли нелегально около семи тысяч мигрантов — это те, что у нас на складе сидели». Правдива цифра или нет — наплевать. Это либо угроза, либо реальность, а скорее и то и другое.

За мигрантов бы зацепиться, и поискать такую модель консенсуса, которая, не будет отвлекать Киев от сражения с натуральной тьмой, но позволит – на фоне угрозы очередным приграничным кризисом – реактивизировать беларусское направление в текущей европейской повестке и, возможно, что мне до сих пор думается оптимальным, смодерировать отношения Зеленского и демократических сил.

Опасаться еще большего сближения Москвы и Минска я бы не стал. Путин всё же большая угроза для Лукашенко, нежели страны Запада. АГЛ никому не верит, но сейчас ему трудно без союзников. Пусть так и будет.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.