«Схватили адвоката, который защищал адвоката задержанного адвоката». За что наказывают белорусских юристов и как им работать

0

Осталось ли в Беларуси адвокатов хоть на три дня?

Лишили лицензии, задержали, дали «химию», посадили на 10 лет. В такой реальности с 2020 года живут белорусские адвокаты, разбиралась Свобода.

«Рекордсмен» по срокам за решеткой — известный адвокат Максим Знак. Его задержали два года назад, 9 сентября 2020 года. Суд наказал юриста заключением на 10 лет. Адвоката обвинили в «заговоре с целью захвата власти», создании или участии в экстремистском формировании.

Задержали, а затем освободили его коллегу Илью Салея. С 2020 года многих известных адвокатов лишили лицензий.

Под уголовное преследование попал адвокат Андрей Мочалов. Его наказали 2 годами «химии» за якобы «подделку ордера на участие в уголовном процессе». Андрея Мочалова защищал адвокат Виталий Брагинец. Но сейчас он в СИЗО. Брагинца защищал Ангельский — сейчас он отбывает административный арест за «неподчинение милиции». В СИЗО КГБ находится и адвокат Александр Данилевич.

31 августа в Гродно задержали бывшего адвоката Юлию Юргилевич. Она вернулась из-за границы в Беларусь и попала в СИЗО.

Действительно ли в Беларуси сейчас адвокатов «осталось на три дня»? Спросили у юриста Антона Гашинского. В Беларуси его лишили лицензии, сейчас он работает в Москве.

Гашинский говорит, что адвокаты в Беларуси есть, они работают, делают свое дело.

«Хотя под постоянным страхом работать, разумеется, трудно», — отметил юрист.

«От событий 2020 года прошло два года, и все всплывают какие-то старые истории. Одни и те же действия были ранее нормальными и законными, теперь же в контексте последствий они делаются в глазах правоохранительных органов отнюдь не законными. Это проблема. Но проблема не в том, что изменились законы, — изменилась практика и объяснение законов», — говорит Антон Гашинский.

«Может быть, адвокаты делали то, о чем мы не знаем»

Лишение ли лицензий, «хапуны» и тюремные сроки для адвокатов — это месть властей за защиту политзаключенных?

«Слово «месть» я не употреблял бы категорически. Это носит оценочный характер, я же остаюсь адвокатом, юристом и, соответственно, могу оперировать только фактами. Если бы был такой факт установлен, я бы говорил. После 2020 года власти заявили, что все „виновные“ будут определены и понесут ответственность. Может быть, адвокаты, которых задержали, которые в тюрьме сейчас, и не выходили на акции, но могли делать что-то, о чем мы просто не знаем. И об этом “чем-то» знают правоохранительные органы и дали этому оценку», — рассуждает юрист.

Он также говорит, что в Беларуси каждый делает свое дело, включая и правоохранительные органы.

«У палача тоже работа не сахар — быть инструментом наказания. Он делает свое дело, потом приходит домой, обнимает детей, ходит в рестораны. Так и правоохранительные органы — делают свое дело. А адвокаты свою. Теперь что бы я посоветовал адвокатам? Не нарушать закона, соблюдать правила профессиональной этики, быть вышколенным и нейтральным. Но и это не гарантия», — говорит Антон Гашинский.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.