Проблеск милости посреди лавины репрессий. Зачем Лукашенко амнистия?

0

Лукашенко фактически констатировал глубокий раскол в белорусском обществе.

Сегодня Александр Лукашенко провел совещание, на котором обсуждались вопросы амнистии и попутно лишения политических беженцев гражданства.

Он пояснил, что амнистия распространится и на тех заключенных, которые совершили «незначительные преступления, включая действия протестной направленности». Милость относительно этой категории заключенных обставляется рядом условий — это и «незначительность проступка», и «раскаяние», пишет Юрий Дракохруст на Радио Свобода.

Напомню, что в прошлом году, также под официальный День народного единства, таких амнистированных набралось целых 13 человек из 675. Сейчас в стране насчитывается 1327 политических заключенных, признанных правозащитным сообществом — почти вдвое больше, чем было год назад, и в 100 раз больше, чем в прошлом году было амнистировано.

Сейчас определенная неожиданность не в том, что Лукашенко и в этом году говорит об очень ограниченной амнистии относительно «политических», а в том, что он вообще о ней заговорил.

Тенденцией последних месяцев было методическое закручивание всех возможных гаек, укрепление репрессивности режима. А тут вроде облегчение, пусть и небольшое.

Популярная в соцсетях версия («у режима закончились деньги») вряд ли верна. Во-первых, пока еще не закончились, как не закончились они и у спонсора режима — России. Во-вторых, за небольшую амнистию, фактически одно за жест милости, Запад денег не даст и санкции не ослабит. Или в лучшем для режима случае — сделает симметрично: микроскопически уменьшит не самые весомые и существенные санкции. На жест ответят жестом, если ответят вообще.

Так что выглядит, что мотивация все же внутренняя. И Лукашенко ее на совещании и озвучил: «Иногда и перегибы допускаются со стороны наших сторонников: всех мочить, сажать и так далее. Знаете, единства в обществе это никогда не добавляло. Но тем не менее просто отойти от этого вопроса и не слышать этих людей — так не будет».

Этими словами Лукашенко фактически констатировал глубокий раскол в белорусском обществе, подтвердил то, что зафиксировано во многих социологических опросах. Согласно этим опросам, изрядные части белорусского общества, примерно равные по количеству — «ядро протеста» и «бастион Лукашенко» — не принимают друг друга, терпеть не могут и не хотели бы жить вместе в одной стране.

И Лукашенко эту поляризацию, раскол чувствует, и совсем не только из опросов. «Единства в обществе это никогда не добавляло» — это очень нежно и мягко сказано. Не то чтобы это просто сейчас чем-то грозило режиму. Но это бомба замедленного действия и для него, и даже для общества в целом. Любой «черный лебедь» может стать детонатором для этой бомбы.

Эту опасность Лукашенко чувствует и осознает. Отсюда и сама идея амнистии как средства примирения, «засыпки» пропасти, которая сейчас разделяет белорусов.

Но этому импульсу у него противостоят другие, как выходит, — сильнейшие.

У Лукашенко сохранилась травма от событий 2020 года. Кроме того, раскрученный маховик репрессий уже имеет большую инерцию — и психологическую, и политическую.

Остановить своих хунвейбинов и «губопиков» для Лукашенко уже имеет определенную и немалую цену. Люди старались — травили, охотились, пытали, сажали — а теперь все открутить, всем простить, все забыть?

И поэтому амнистия, потребность в которой Лукашенко чувствует, получается такой куцой.

Но в качестве определенного извинения перед своими даже за такой крохотный «пряник» врагам, им же — и новый «кнут»: проект о том, чтобы лишать политических беженцев гражданства.

Такое дополнительное издевательство на официальный День народного единства: с вами, беженцами, мы даже и пытаться достичь единства не будем, мы вас просто исключим из состава народа.

То, что подобные практики в прошлом применяли исключительно тоталитарные режимы — нацистский и советский, в белорусской власти уже никого не беспокоит.

Кстати, то, что амнистию запланировано соединить с введением института лишения гражданства — еще одно свидетельство того, что дело не в деньгах. Восстановление сталинских и гитлеровских практик обращения с политбеженцами отвращение от белорусского режима в мире только усилит. Но ему это уже неважно.

В Англии во время войн Алой и Белой роз был популярен лозунг — Save the soldiers, kill The lords (жалей солдат, убивай лордов). Этим адаптированным к современности лозунгом Лукашенко и руководствуется: «солдат» врага он готов жалеть, но по минимуму, ну, а вражеским «лордам» он подготовил не физическую, но гражданскую смерть — либо решетку на долгие годы, либо лишение гражданства.

А что касается народного единства… Ну, внешне все тихо. Только «воронки» ГУБОПиКа охотятся на новых жертв. Но как там у Василя Быкова в «Знаке беды» — «а бомба ждала своей пары…».

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.