«Сегодня я буду, как и всегда, громко смеяться». 10 фактов о Марии Колесниковой на свободе и за решеткой

0

С января 2022 года Марию держат в Гомельской женской колонии.

Два года назад Марию Колесникову схватили силовики и пытались принудительно вывезти в Украину.

На границе Мария порвала свой паспорт, вылезла через окно из автомобиля и вернулась на территорию Беларуси, где ее сразу задержали. Колесникову судили в закрытом режиме вместе с юристом Максимом Знаком. Ее признали виновной по трем статьям Уголовного кодекса и 6 сентября 2021 года осудили на 11 лет колонии. Марии Колесниковой, которую в мире признали политической заключенной и узником совести, сейчас 40 лет, два из них она провела за решеткой.

Свобода собрала важнейшие факты о жизни на свободе и в тюрьме руководителя предвыборного штаба Виктора Бабарико, соратницы Светланы Тихановской, члена Координационного совета, председателя TEDx, организатора международных проектов, арт-директора Минского пространства «ОК16», флейтистки, преподавателя музыки, дирижера, создателя проекта «Уроки музыки для взрослых», феминистки Марии Колесниковой.

Информацию Свобода получила из различных источников, которые не называет по их просьбе и ради безопасности.

С января 2022 года Колесникову держат в Гомельской женской колонии. Мария — одна среди более чем тысячи заключенных женщин и одна из сорока политических заключенных в этом пенитенциарном учреждении.

В общежитии с двухэтажными нарами вместе с ней находятся 14 женщин. Большую часть своего времени Мария работает. Руководство распределило заключенных женщин по отрядам, в отряде Марии 80 человек, каждая заключенная имеет свои задачи. Работают они сменами, по 8 часов.

Мария вынуждена шить одежду — форму для милиционеров и военных. Еще в октябре 2020 года Колесникова в письме из СИЗО сообщила, что во время похищения ей угрожал лично заместитель главы МВД Беларуси Геннадий Казакевич, который говорил, что если она не съедет, то будет «25 лет без зубов на зоне шить рубашки силовикам».

Имеет 15 минут на чтение

Сообщается, что в свободное время она может читать, но имеет на это всего 15 минут. 30 минут дается на прогулку. В свое свободное время заключенные обязаны слушать политинформации, которые проводит для них администрация колонии.

Мария старается заниматься спортом, как только появляется возможность. А времени на это у нее действительно очень мало, и это трудно физически делать, когда в отряде 80 заключенных.

Ей не разрешали здороваться и разговаривать с другими политзаключенными

Марию Колесникову направили в отряд №18, в котором, кроме нее, нет политических заключенных. В других отрядах таких по несколько. Ранее Мария передавала, что ей не разрешают здороваться или разговаривать с теми, у кого тоже желтая бирка, по которой политические заключенные женщины легко узнают друг друга.

Насколько можно судить, отношения в отряде с другими у Марии нормальные, но более детальной информации об этом нет. С большего информация о жизни и правилах в колонии — как и кто контактирует, дружат ли между собой заключенные, а другие детали мало известны и не выносятся на публику.

Известно, что Колесникова под постоянным наблюдением администрации, каждый день проходит несколько дополнительных проверок. С перепиской, как и многие политзаключенные, имеет проблемы — цензоры пропускают письма только от близких родных, под запрет может попасть даже письмо с сердечком на конверте. Неприятной новостью для Марии в мае стало внесение ее спецслужбами Беларуси в «список террористов», о чем она узнала только после визита адвоката.

Носит розовое платье в цветы, пиджак цвета хаки и черную обувь

Что известно об одежде Марии, кроме того, что на нее нанесена желтая метка (так обозначают лиц, «склонных к экстремизму», такие знаки имеют за решеткой ее соратники Максим Знак и Виктор Бабарико). В остальном гардероб Марии ничем не отличается от одежды других политзаключенных. Это розовое платье в цветы, пиджак цвета хаки, зимой телогрейка цвета «королевский синий».

В обуви, которую выдают заключенным, зимой холодно, а летом жарко, но можно передавать свою, поэтому, как и многим, Марии кладут обувь в передаче. Обязательно должен быть черный. Круглый год необходим дождевик, так как заключенные много времени должны проводить в построении на улице при любой погоде.

Может разговаривать по телефону с отцом и сестрой только при сотрудниках

В колонии связь с родными возможна по телефону, видеосвязи, письмам и встречам. Для звонков график в каждом отряде. С января 2022-го сестра Татьяна разговаривала с Марией шесть раз, максимум по 6 минут. По тюремным правилам звонить можно дважды в месяц, но, по правде, так не бывает. Последний раз Татьяна разговаривала с Марией через видеосвязь в конце июля. Недавно стало известно, что больше видеозвонков с Марией у нее на будет.

Отец Марии Александр Колесников разговаривает с дочерью по мобильному телефону раз в неделю, но тоже кратко — не дольше 5 минут. Во время разговоров по телефону или видеосвязи рядом с Марией находятся сотрудники колонии, в любой момент разговор может прекратиться, если сотруднику что-то не понравится.

Получает подборку новостей о политике, экономике и музыке

Кроме разговоров с родными, связь с миром у Марии происходит через ее адвокатов, которые приезжают в колонию раз в неделю, спрашивают ее о самочувствии, фиксируют запросы, жалобы и нарушения прав, а также делятся новостями. Адвокат готовит по ее просьбе подборку материалов из ее любимых изданий об экономике, политике и музыке.

Марии Колесниковой разрешено получать посылки / передачи четыре раза в год по 50 килограммов. Их привозит отец Александр Колесников. Она имеет право на три долгосрочных свидания с родными (1-3 дня, для политзаключенных это обычно 1 день) в год, а также четыре краткосрочных свидания по 4 часа через стекло. Пока их не было вследствие дисциплинарных взысканий, наложенных на Марию. Письма от нее приходят только близким родным, друзья совсем не получают писем, хотя известно, что Мария пишет всем каждую неделю.

Всегда бросала вызов правилам и выбирала «непопулярный» путь

Люди, которые хорошо знают Марию, свидетельствуют, что она никогда не боялась менять свою жизнь, начинать что-то новое, бросать вызов существующим правилам, даже если ей это трудно давалось. Например, второй специальностью (первая — флейта), которую она освоила в Белорусской академии музыки, было дирижирование — «непопулярный» на то время путь для женщины, особенно в Беларуси. Но это ее не остановило.

Ее переезд в Германию на то время был очень смелым решением. Одним из любимых предметов Марии в консерватории была барочная флейта (деревянная, появилась задолго до современной). Но это был скорее «факультативный» предмет, а не отдельная специальность. Марию сильно впечатлил этот инструмент и то, как звучала барочная музыка в его исполнении, и она решила, что хотела бы учиться дальше и развиваться в этом направлении. В Беларуси это было невозможно, поэтому Колесникова решила поступать в Школу музыки в Штутгарте, хотя и не знала в то время немецкого языка.

Хочет, чтобы в Беларуси было много женщин-лидеров

В семье Колесниковых двух дочерей воспитывали очень самостоятельными. Родители объясняли Марии и Татьяне, что они должны уметь сами себя обеспечивать, и это отчасти сформировало у них способность действовать самостоятельно, принимать решения, принимать ответственность.

Отец Александр Колесников служил на подводной лодке, преподавал в Авиационном колледже, занимался бизнесом. Сестра Татьяна Хомич — бизнес-аналитик, пела в рок-опере «Чародей» в проекте Романа Орлова.

Мария Колесникова всегда говорила, что в Беларуси не хватает женщин-лидеров, интересовалась историями женского успеха. Своим примером она поддерживала и вдохновляла женщин не бояться говорить, выступать, брать инициативу на себя.

Популяризировала современное искусство и музыку в Беларуси

Колесникова одной из первых стала популяризировать современное искусство и музыку в Беларуси. Была одной из создательниц проекта Artemp — композиторской академии для студентов-дирижеров с участием современных композиторов из Германии.

Колесникова организовывала выставки и перформансы с участием немецких артистов. Входила в команду организаторов фестиваля новой музыки Eclat. Среди ее проектов — «Музыка и Холокост», цикл под названием «Лекции музыки для взрослых», программа для школьников «Оркестр роботов».

Убеждена, что любовь сильнее страха

Через решетку доходят и высказывания Марии Колесниковой о войне в Украине. На вторую годовщину похищения в Фейсбуке появился ее пост:

— Есть такие дни, после которых жизнь разделяется на «до» и «после». 7 сентября стал именно таким днем для меня и моих близких. В этот день в 10 утра меня похитили в центре любимого Минска, у любимого музея, и напрасно попытались насильно выгнать из страны.

За два года многое изменилось — происходит катастрофа. Нас похищают друг у друга, у нас похищают историю и будущее, у нас пытаются похитить страну. Даже во времена самого адского ужаса чувство собственного достоинства, свободу, добро и любовь украсть, отнять или убить невозможно.

Я благодарю и восхищаюсь всеми: моими родными, близкими и белорусами, с которыми мы вместе проходим этот ад. Наши поддержка, любовь, смех и улыбки — и есть наша победа! Сегодня я буду, как и всегда, громко смеяться и с огромной любовью думать о папе, сестре и всех близких! Любовь сильнее страха!

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.