Чалый: «12% белорусского в Lenovo — это что, обои на экране?»

0

Аналитик развенчивает основные мифы белорусских властей и опровергает их аргументы.

Согласно оценке Национального статистического комитета, ВВП Беларуси за январь-июль 2022 года упал на 5,2% в соотносимых ценах к прошлому году.

— Не ждите катастрофического обвала, все-таки экономика живой организм, она умеет приспосабливаться, — комментирует последние тенденции в главной сфере страны Сергей Чалый в эфире канала «Белсат». — Если оценить спад ВВП, который сейчас наблюдается, а, допустим, падение за месяц, если убрать фактор сельского хозяйства, составило 7%, то это существенно быстрее, чем в России.

Там все-таки другой механизм санкций. У нас они направлены на наш основной экспорт, а там, наоборот.

«Есть такое выражение — «работать за еду»

При сохраняющейся тенденции аналитик удивляется реакции властей и опровергает их основные аргументы.

— Они говорят о «рекордных данных» во внешней торговле. Это не совсем так. Они рекордные исключительно в торговле с Россией.

Очень интересный момент: снижается валовая добавленная стоимость в секторе информационно-компьютерных технологий и связи, проще говоря, IT. И это уже отрицательный вклад в ВВП — на 0,5 процентных пункта.

Если такая тенденция сохранится, это может означать потерю одного из важных драйверов экономического роста.

При этом замминистра экономики Дмитрий Ярошевич утверждает, что главное — это не ВВП, а зарплаты, посмотрите, мол, как они выросли. На самом деле в реальном выражении зарплаты начинают падать, причем все сильнее.

Бывали моменты, когда зарплаты в реальном выражении вырастали на 7-8%, но в июне, например, они упали на 4,2%, а по Минску вообще на 6,2%.

Важный показатель — доля трат домохозяйств на продукты питания. Чем она выше, тем, соответственно, беднее считается страна. Есть даже такое выражение — «работать за еду».

Так вот у нас, по последним оперативным данным Белстата, наблюдается 15-летний рекорд по этому показателю. То есть сейчас доля трат домохозяйств на продукты питания больше 41%! И мы снова возвращаемся в лихие времена, когда эта доля будет расти.

А, согласно последним опросам и опять же данным Белстата, у белорусов нет той самой «подушки безопасности». Больше половины населения страны имеют сбережения только на месяц, — констатирует экономический аналитик.

Основным фактором стала миграция

Чалый обращает внимание на ситуацию на рынке рабочей силы, где не видно угрожающих цифр роста безработицы.

— Это как раз и есть белорусская модель того, как справляться с кризисом. Мы оставляем людей на предприятиях, где будет сокращен рабочий день, неполная занятость, уменьшится оплата, но все равно какая-то останется.  

То есть то же самое пособие по безработице, только не напрямую, а через ненужное рабочее место, чтобы человек не остался без работы и, не дай бог, не додумался негодовать по этому поводу.    

При том, что процент безработицы и невысокий, существенно уменьшается рабочая сила. Мы каждый месяц бьем антирекорды.

Количество занятых в экономике снижается регулярно. И тут работают сразу несколько факторов, не только экономическое положение, не только демография. Основным стала миграция, — подчеркнул Чалый.

Кредитов хватает сегодня только на поддержание штанов

Несмотря на бравурные заявления властей, аналитик указывает на то, что в стране не осталось желающих вкладывать деньги в убыточные предприятия.

— Довольно смелое было заявление Каллаура (председатель правления Нацбанка РБ — Салідарнасць) о том, что за счет банков заниматься поддержкой реального сектора больше невозможно. То есть они так навыдавали кредитов и эти «плохие» долги настолько выросли, что запаса уже нет. Дальше, говорит он, начнутся структурные проблемы для банковской системы.

Продолжается серьезный спад инвестиций, это очевидно. Кредитов хватает сегодня только на поддержание штанов, только на абсолютно краткосрочные вещи вроде «оборотки».

В реальном выражении инвестиции упали на 17,1%, причем по обрабатывающей промышленности — на 29,7% по сравнению с прошлым годом. Это просто чудовищный показатель!

Это говорит о том, что проблема не в банковской сфере, не в недостатке денег, это говорит о том, что никто на самом деле не хочет вкладываться, — подчеркивает Чалый.   

Импортозамещение — делаем свое: хуже, но дороже?

Ключевым фактором для финансового положения реального сектора белорусской экономики Сергей Чалый называет курсовой фактор российского рубля, манипуляции с которым загнали российских финансистов в ловушку с импортозамещением.

В Беларуси к этому фактору в сфере импортозамещения добавилась имитационная деятельность, которая приобрела комический характер.

— Делаем свое — хуже, но дороже. Это определение импортозамещения. Главный вывод заключается в том, что ситуация, в которой оказались россияне в результате опережающими темпами сокращающегося импорта (и белорусы, кстати, тоже) по сравнению с экспортом, приводит к тому, что курсы национальной валюты стали даже выше, чем были до начала войны.

Соответственно, в этих условиях никакое импортозамещение невозможно. Россия сейчас пытается придумать способ, как с этим бороться. И тут встает вопрос: если евро и доллар под санкциями, как устроить ослабление собственного рубля?

Понятно, что нужно покупать иностранную валюту, но какую? В России рассматривали и риал Саудовской Аравии, и индийскую рупию, и даже турецкую лиру. Однако в итоге остановились на китайском юане.

Но проблема в том, что юань не вполне конвертируемая валюта. Ты можешь в него вложиться, но ты не можешь так легко его продать, для него нет открытого рынка. Поэтому, вероятнее всего, будет попытка ослаблять рубль. А это означает, что и белорусский рубль пойдет вслед за русским, — предупреждает аналитик. — Потому что нельзя сделать так, чтобы белорусский рубль укреплялся к российскому. Это последний сейчас для нас растущий рынок, куда мы хоть что-то продаем.

«Микросхемы примерно уровня середины 90-х годов»

— Еще момент, объясняющий, почему импортозамещение не работает и в большинстве случаев оказывается имитационным. Это и уже просто смешная история с «Мотовело».

Ведь если с «Интегралом» в свое время еще как-то объясняли,  насколько отсталым является это производство. А производят там микросхемы примерно уровня первого Пентиума, середины 90-х.

С «Мотовело» история комическая! Его спасают с 2004 года, при том, что в 2005 году предприятие практически уже было банкротом.

С тех пор власти и чиновники занимаются просто имитацией, просто лукавят Лукашенко, который хочет верить в то, что все это еще может работать. Все помнят сцену, когда ему показали мотоцикл «Минск», в котором «белорусский дизайн и концепция» оказались все равно китайскими.

И совсем комичная история, когда школьники во время недавнего «первого урока» смеялись с ноутбука Lenovo, в котором якобы 12% каких-то белорусских локализаций. Я не знаю, 12% — это что, обои на экране? — развенчивает мифы об имортозамещении Чалый.

И в очередной раз уличает белорусского правителя в безграмотном ведении экономики и делает неутешительный прогноз:

— Вся экономическая история Лукашенко состоит из постоянных тем: вот деревообработка, вот цемент, молоко, сахар. Интересно, когда Лукашенко этим хвастается, думая, что это и есть успех. Не так давно он проговорился и, кстати, с его собственного сайта эту фразу убрали, хотя в записи видео осталось.

Он признался в том, что дикая инфляция и девальвация нашей валюты во времена Прокоповича была вызвана тем, что Лукашенко дал ему распоряжение «подпечатывать» деньги.

Это фактически чистосердечное признание. Что такое «подпечатывали деньги»? Это значит, что ты облагаешь всю страну инфляционным или девальвационным, что еще хуже, налогом.

И это только ради того, чтобы похвастаться, что у нас есть что-то передовое, которое потом оказывается дорогим, некачественным и никому не нужным.

То есть, по сути, просто ради того, чтобы похвастаться и сказать, что у тебя это есть. Таких вот «белых слонов» наделали, и за это расплачивалась буквально вся страна. Ради личных историй Лукашенко.

Какой будет динамика в ближайшие месяцы при том, что мы имеем относительно мягкую денежно-кредитную политику, рост рублевой ликвидности и снижение инвестиций? 

Создается инфляционный и девальвационный навес. При этом даже не очень важно, будут ли эти средства направлены на какую-то поддержку, там, увеличение пенсий и зарплат.

Потому что это на самом деле целиком инфляционный навес — вопрос только в том, когда он рухнет, прорвется, потому что это как снег и лавина.

Отрицательные тенденции сейчас долгосрочные. Надо быть готовым к тому, что жить в таком режиме, как говорит российское правительство, придется долгие годы. И ситуация будет ухудшаться медленно и печально.

А дальше будет происходить погружение в такую безнадежную экономику.  

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.