Мацукевич: «Сейчас белорусские власти находятся в неуютной ситуации»

0

Есть Россия, есть обязательства перед ней. Есть ее влияние, которое нарастает с каждым днем, если взять ту же экономику, то же военное влияние.

Павел Мацукевич не исключает того, что белорусский режим в очередной раз пытается нащупать контакт с Западом.

— Я думаю, что каналы коммуникации белорусского режима с Западом сохраняются открытыми, и сам Лукашенко недавно на заседании Совмина вдруг дезавуировал себя, сказав, что в общем-то нельзя отказывается от Европы, от европейского рынка и т.д., — отметил старший исследователь Центра новых идей в эфире Еврорадио. — Правитель совершенно четко дал заднюю по отношению к самому себе. Потому что в мае 2021 года он рассуждал перед парламентариями о том, что «нужно менять стареющую Европу на Азию».

Официальный Минск твердит о заинтересованности в многовекторности. Министр Макей писал известные письма. Какое-то просочилось, наверняка, есть и иные сигналы.

В общем, дверь остается открытой, но, я думаю, что западный мир в целом сейчас потерял интерес к Беларуси, если сравнивать с 2020 или 2021 годом.

Возможно, он считает белорусский вопрос уже полностью российским. Очевидно, что на фоне войны в Украине белорусский вопрос потерял свою значимость.

Хотя мне кажется, он недооценен в этом смысле, потому что имеет серьезное влияние на безопасность в регионе. Не будь вот этого военного плацдарма, я думаю, что и военная операция России была бы иной или вообще сейчас бы не случилась.

Эксперт по международным отношениям называет условия, при которых Запад мог бы откликнуться на призывы Лукашенко.

— Открытой двери или накрытого переговорного столика, который держит готовым белорусский режим, мало. Нужны очень весомые четкие шаги. Кто-то их увидел в амнистии, которая произойдет к 17 сентября.

У меня таких надежд, к сожалению, нет. Я вижу в этом дежурное мероприятие. Если бы это было объявление амнистии или помилования для всех участников протестов хотя бы 2020 года, то это могло бы считаться неким серьезным сигналом. Как, например, это недавно было сделано в Казахстане.

А у нас, скорее всего, речь идет о том, что кого-то выпустят, но я не думаю, что это будет какое-то значимое количество. В прошлом году к 17 сентября выпустили 13 человек. Тогда было 670 политзаключенных, сейчас — свыше 1300.

Получается, если ориентироваться на масштабы прошлой амнистии, то должно пройти сто таких амнистий, чтобы все эти люди вышли на свободу.

Опять же, я не вижу для белорусских властей сложностей в том, чтобы выпустить всех политзаключенных, потому что они совершенно четко понимают, что могут этих людей вернуть точно также обратно. Но это в их руках достаточно серьезный аргумент для того, чтобы завязать диалог с Западом, — уверен Павел Мацукевич.

В то же время он полагает, что свобода белорусских политзаключенных сегодня зависит уже не только от воли Лукашенко:

— Сейчас белорусские власти находятся в такой, я бы сказал, неуютной ситуации. Нельзя сказать, что они полностью принадлежат себе.

Есть Россия, есть обязательства перед ней. Есть ее влияние, которое нарастает с каждым днем, если взять ту же экономику, то же военное влияние.

И Лукашенко вынужден с этим считаться. Поэтому нельзя сказать, что он сам себе в этом вопросе действительно принадлежит так, чтобы, как Токаев, объявить всеобщую амнистию.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.