Политолог: Лукашенко станет первой жертвой российско-украинской войны

0

"Его функция на сегодня — это готовиться к сдаче власти таким способом, чтобы не уничтожить белорусскую государственность".

Украинский политолог, директор Института мировой политики Евгений Магда анализирует политические последствия последних успехов украинской армии, оценивает возможность входа в войну белорусских войск и заявляет, что функция Лукашенко на сегодня — готовиться к сдаче власти.

— Можно ли назвать последние успехи Украины на фронтах назвать тем самым коренным переломом в войне, который многие так долго ждали?

— В Украине все же пока не говорят о коренном переломе, говорят об эффективном контранаступлении. И такая осмотрительность оправдана, потому что мы понимаем, что противник опасен, и поэтому соответственно к нему нужно относиться — без настроений, что мы их «шапками закидаем». Это прерогатива россиян — думать, что они всех «шапками закидают». А мы их просто победим.

— Если говорить о политическом, моральном и психологическом аспектах, учитывает ли их Киев в своих военных расчетах? Как российское общество реагирует на последние поражения?

— Там идет процесс демифологизации российской армии. Может, кто-то в России еще неделю назад думал, что она «непобедимая и легендарная, в боях познавшая радость побед». Но сейчас видит, что это армия, неспособная противостоять давлению Украины. Мы еще в Буче увидели, что это за армия. А теперь мы увидели, что она даже в относительной приближенности к собственным российским границам ни на что толком не способна.

Мы наблюдаем, как они могут только забрасывать тысячи ракет и снарядов, разрушая инфраструктуры мирных городов. Но как только им нанесли удары, оказалось, на что они действительно способны. Россияне оказались слабыми, и не нужно бояться об этом говорить.

— Если попытаться все же оценить воздействие поражений России на фронте на ситуацию внутри России — можно ли сказать, что что-то начинает происходит?

— Начинается бурление среди ура-патриотов, которые ожидали больших побед и рассчитывали, что легко поставят Украину на колени. А когда это оказалось абсолютно невозможным, то появилась серьезная проблема. Поэтому начались удары по украинским объектам первичной инфраструктуры, например по электростанциям, которые обеспечивают города светом. Это не имеет никаких военных целей, это просто месть за поражения.

В Украине ожидали, что Россия будет бить по объектам первичной инфраструктуры. Но думали, что это произойдет позже, когда начнется отопительный сезон. У Путина дела плохие, и он пытается подать своим гражданам сигнал о кажущемся величии России.

— Некоторые военные эксперты говорили, что украинцы дезориентировали россиян своей активностью на херсонском направлении, а сами нанесли основной удар в Харьковской области. Если оценивать публичные заявления украинского руководства, можно ли сказать, что освобождение Херсонской области по-прежнему является скорейшей стратегической задачей?

— Основное заявление украинского военного и политического руководства заключается в том, что переговоры с Россией возможны только после полного освобождения всех временно оккупированных территорий Украины. Любые другие варианты на сегодняшний момент просто не рассматриваются. Никто не воспримет переговоры с Россией сейчас.

— Какая сейчас ситуация с военной помощью Украине со стороны Запада? Нет ли какой-то усталости от войны, или среди политиков это не замечено?

— Основным арсеналом оружия являются США. Другие страны просто не имеют реальной возможности поставлять такое большое количество оружия; их помощь важна, но не в таких объемах. А в США в октябре начнется новый финансовый год и заработает принятый закон о ленд-лизе. И поэтому, я думаю, увидим много чего.

— На фоне успехов Украины можно по-новому посмотреть на ситуацию вокруг Беларуси. С одной стороны, одни аналитики ожидают, что Лукашенко может снова вспомнить «многовекторность», другие, наоборот, считают, что увеличивается возможность участия белорусских войск в войне против Украины. Мол, на фоне своих поражений Москва может заставить Лукашенко на это. Что вам кажется более вероятным?

— После сотен ракет, запущенных с территории Беларуси, после того, как российские войска зашли в Украину с территории Беларуси и натворили то, что они натворили в Буче, Лукашенко никто не верит. В Беларуси нет такой поддержки войны, которую хотела бы видеть Россия.

Лукашенко может отдать какой угодно приказ, но это не будет иметь серьезных последствий. Его функция на сегодня — это готовиться к сдаче власти таким способом, чтобы не уничтожить белорусскую государственность. Я уже не говорю в категории «независимость».

Ведь отношения Лукашенко с Кремлем привели к тому, что с каждым часом у него становится короче поводок, на котором его держат. И он, я думаю, хорошо понимает, что если белорусские войска войдут в Украину, то украинцы, действующий по принципу «в сортах агрессора не разбираемся», будут действовать соответственно.

— В случае развития событий, которое можно будет назвать поражением России в этой войне, так или иначе останется нерешенным белорусский вопрос. Если с белорусской территории летели и летят ракеты на Украину, почему не могут улететь ответные ракеты?

— Я думаю, украинское руководство стремится (кому-то это может показаться иррациональным) сберечь отношения с белорусским народом, так как отношений с белорусским руководством сейчас нет. Киев, несмотря на встречи Арестовича с Тихановской, пока не решается признавать переходный кабинет Тихановской. Я думаю, что в Киеве нет четкой позиции по поводу того, что может дать это признание.

Я не исключаю, что Киев думает о том, что закончится война и мы с Лукашенко вернемся к business-as-usual, обычным, как раньше, отношениям. Это не будет правильным шагом.

Я скорее допускаю, что Лукашенко станет первой жертвой российско-украинской войны. То есть он станет тем объектом, который Путин выставит перед собой. Помните, как он говорил: «Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей, за которыми мы будем стоять сзади». Так и здесь. Мы сбросим Лукашенко и скажем, что это он организовал войну России с Украиной.

— Если Кремль будет заставлять Лукашенко ввести белорусские войска, имеет ли тот все еще возможность как-то отбиться?

— У Лукашенко пока не забрали право говорить об урожайности и его собачке. Все прочее уже в компетенции России. Но россияне понимают, что белорусские военные знают, что происходит в Украине, и, соответственно, знают, что им нечего ловить в Украине. Затянуть их туда будет очень сложно. Белорусские военные понимают, какие катастрофические последствия будут для них, если они попытаются войти на территорию Украины.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.