Наумчик: На наших глазах выстраивается новая система общеевропейской безопасности, где восточноевропейскому региону отведена центральная роль

0

"А самое центральное место в этом регионе имеет Беларусь".

Руководству Украины представлен проект договора о международных гарантиях безопасности.

Документ имеет название Kyiv Security Compact (Киевский договор безопасности) и будет базироваться на 51-м Уставе ООН, двусторонних соглашениях, как политически, так и юридически обязательных для исполнения, пишет политический аналитик Сергей Наумчик.

Вот этот момент — юридическая обязательность — отсылает нас к Будапештскому меморандуму 1994 года, когда Беларусь, Казахстан и Украина отказались от ядерного оружия взамен на гарантии безопасности со стороны Великобритании, России и США.

Словосочетание «гарантии безопасности» в названии Меморандума было, но в правовом аспекте гарантии эти прописаны не были.

Сегодня стали видимыми плюсы и минусы Будапештского документа.

К плюсам, бесспорно, можно отнести общее уменьшение общемирового количества ядерных боеголовок и существенное снижение уровня опасности для западноевропейских стран (ракеты на территории Беларуси и Украины были нацелены на, в том числе, Берлин и Лондон).

Плюсы были очевидны сразу, минусы же проявились позже. И связаны они с российским фактором.

Прежде всего это — вывод не уничтоженного оружия именно в Россию, которую в то время Запад видел гарантом демократического развития постсоветских республик. Западные лидеры проигнорировали предупреждения о том, что Россия, наоборот, будет угрозой для соседних стран, пока останется в формате империи.

Можно дискутировать, прошел ли бы на пост президента Лукашенко, если бы Беларусь в 1992-93 гг получила ощутимую финансовую помощь от Запада, прежде всего от США — или в результате торговли (мы выводим оружие, но за деньги), или в качестве компенсации за добровольный отказ от ядерного оружия (напомню, что первый американский посол в Беларуси Дэвид Суорц подал в отставку именно по причине недостаточной, как он считал, помощи Беларуси после отказа от ядерных боеголовок).

Но не подлежит сомнению, что при наличии в Украине ракет Россия вряд ли осмелилась бы аннексировать Крым и начать войну на Донбассе в 2014-м, не говоря уже о полномасштабной войне в этом году. Вспомним, что в свое время ядерный потенциал СССР «неутомимый борец за мир во всем мире» Леонид Ильич называл не иначе, как «фактором сдерживания». И это был тот редкий случай, когда из уст генсека звучала правда. Хотя и не вся: ядерный арсенал США, в свою очередь, играл в отношении Кремля такую же сдерживающую роль.

И уже абсолютно очевидно, что гарантии безопасности, данные Украине по Будапештскому меморандуму 1994 года США и Великобританией не были выполнены в той форме, на которую рассчитывал Киев.

Однако если с Российской Федерацией все ясно (в 2014 она напрямую нарушила суверенитет Украины), то относительно других гарантов до сих пор идут споры, в какой степени Вашингтон и Лондон должны были эти гарантии выполнять. Обама должен был ввести в Черное море 6-й флот США как предупреждение Кремлю? Потопить российский Черноморский флет в ответ на крымский «референдум»? Наконец, нанести ядерный удар по, как сейчас принято говорить, «центру принятия решений» РФ, а если без евфемизмов — по Кремлю?

Правильного ответа нет и быть не может, так как механизм реализации тех гарантий в Будапештском меморандуме прописан не был.

Последнее, конечно — провал тогдашнего руководства Украины (а также и Беларуси, и Казахстана, которые меморандум также затрагивает).

В частности, когда Лукашенко упрекает Станислава Шушкевича и БНФ в том, что «отдали оружие», он забывает, что в момент подписания меморандума Шушкевич уже не был высшим должностным лицом, а Зенон Позняк еще в 1992-м призвал подойти к теме с учетом опасности со стороны России.

В любом случае, у Лукашенко и его советников были все возможности оспорить содержание документа, внести свои предложения или вообще его не подписывать. Ничего подобного, как известно, не было сделано, Лукашенко свою подпись поставил.

А покинули последние ядерные ракеты территорию Беларуси, напомню, 27 ноября 1996 года — они были вывезены в Россию. Кстати, как раз на следующий день после признания Кремлем результатов проведенного 24 ноября референдума по изменению Конституции в сторону усиления полномочий президента — случаются же в природе такие совпадения!

Но это — история, а будущее (ближайшее) обозначено проектом нового договора, к созданию которого и советники украинского президента, и западные партнеры подошли с совершенно иной ступенью ответственности. Повлияла на такой подход, несомненно, агрессия со стороны России, которую в демократическом мире уже никто не воспринимает как сколько-нибудь надежного партнера.

Киев не скрывает, что договор — лишь этап на пути полноценного присоединения Украины к НАТО, устав которого, а именно знаменитый 5-й параграф, оценивает нападение на какую угодно страну как агрессию против всего альянса со всеми последствиями.

Вот почему информация о договоре вызвала чрезвычайно нервную реакцию в Москве. Первым отметился заместитель главы Совета Безопасности РФ Дмитрий Медведев, который в своем посте на этот раз даже не применил любимую им в последнее время лексику питерских подворотней — что невольно наводит на мысль об авторстве людей более серьезных. Среди прочего, Медведев выразил убеждение, что никто никаких гарантий Украине не даст, напрасно надеются. Информация об уповании российского экс-президента поступила попутно с сообщением о успехах Вооруженных Сил Украины, полученных с помощью западного оружия и западных военных консультантов.

Конечно можно задаваться вопросом, насколько далеко пойдут западные гаранты Украины — вплоть до того, отдаст ли президент США приказ бомбить Кремль. Но оставим это авторам апокалиптических сценариев (слово «сценариев» употребляю и в прямом смысле — говорят, в Голливуде уже проводят кастинги на роли Зеленского, Путина и Байдена, странно, чтобы продюсеры упустили такой выгодный момент).

Важно другое: на наших глазах выстраивается новая система общеевропейской безопасности, где восточноевропейскому региону отведена центральная роль.

А самое центральное место в этом регионе имеет Беларусь; чтобы понять это, достаточно взглянуть на географическую карту. Последние полгода как-то не слышно заявлений, что география осталась где-то в XIX-ХХ веке; оказалось, что и в цифровые времена рельеф местности, реки и мосты имеют значение.

Беларусь же как страна, которая фактически находится под контролем Кремля, является головной болью и для Киева, и для Варшавы, и для Вильни, и для Риги. И наоборот — Беларусь как страна свободная и демократичная будет цементировать ту конфигурацию общеевропейской безопасности, которая может сыграть важную роль в потенциальных, в том числе и межконтинентальных, конфликтах.

Кажется, «украинский» договор, с определенными уточнениями, может быть моделью «дорожной карты» и для Беларуси (разумеется, без Лукашенко и с вектором, противоположным Москве). А возможно, события пойдут настолько стремительно, и изменения произойдут такие, что Минск сразу заявит о скорейшем присоединении к НАТО.

Все это ставит, в очередной раз уже, перед сторонниками белорусской демократии вопрос геополитического выбора и разработки достаточно детальных вариантов участия страны в системе общеевропейской безопасности.

И вот здесь пригодится фрагмент новейшей истории: как раз тогда, когда Беларусь, пусть и с трудностями, но становилась на путь демократического развития, она была первой в мире страной, отказавшейся от ядерного оружия.

Добрые дела часто забываются, поэтому не грех о них и напомнить.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.