Цыганков: Лукашенко, возможно, решил, что сейчас, на фоне поражений России в Украине, настало время наконец окончательно поменять «старшего брата»

0

"В отношениях с Китаем Лукашенко не удалось повторить белорусско-российскую модель".

В отношениях с Китаем Лукашенко не удалось повторить белорусско-российскую модель, которая долгое время довольно исправно работала по схеме «деньги в обмен на поцелуи». В отличие от Москвы, Китай за красивые обеты денег не дает, пишет политический аналитик Виталий Цыганков.

В узбекском Самарканде состоялся саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). «Мы принимаем решение о начале процедуры предоставления Республике Беларусь статуса полноправного члена ШОС», — заявил 16 сентября на саммите президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев, который председательствует в организации.

Очевидно, государственная пропаганда будет описывать это ожидаемое бюрократическое решение как большой успех белорусской внешней политики. Кстати, в некотором смысле действительно можно констатировать, что присоединение к ШОС Беларуси — вещь уникальная и беспрецедентная. Ведь ни одной другой европейской страны в этой организации нет. Беларусь по прихоти нынешнего руководства решительно отказывается от своей географической принадлежности, вступая только в те структуры и союзы, которые находятся к востоку от белорусской границы.

Главным политическим итогом саммита можно считать расширение зоны интересов Китая на фоне геополитического ослабления России. Если в первые годы существования ШОС задумывалась как организация двух лидеров — Китая и России — то сейчас все более очевидным становится, что Пекин использует ШОС для расширения своего влияния, включения все новых государств в свою геополитическую орбиту. Как считают эксперты, Узбекистан буквально за последние лет десять фактически полностью перешел из зоны российского влияния в зону китайского.

При этом, однако, нельзя полагать, что ШОС может стать полностью прокитайской структурой, учитывая, что в нее входит геополитический соперник Китая в регионе — Индия.

Официальный Минск давно делает ставку на Китай и, чтобы «прогнуться» перед Пекином, даже жертвует собственными экономическими интересами. Товарооборот в белорусско-китайской торговле растет исключительно за счет увеличения китайского импорта в Беларусь. Отрицательное сальдо экспорта-импорта составило в 2021 году 3 миллиарда 232 миллиона долларов. Совсем не те ориентиры, которые ставят минские власти перед внешней торговлей.

Китайские связанные инвестиции (это когда на свои деньги китайцы закупают свои же технику и технологии, а иногда завозят и собственных специалистов, которым и платят с этих денег) стали поводом для нескольких громких скандалов. Самый известный состоялся с китайской фирмой, которая строила Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат (ЦКК), и в августе 2019-го это даже обсуждалось на совещании у Лукашенко. Напомним, что после долгих отсрочек завод запустили, но потом Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды вынуждено было приостановить его работу. Весной 2019 года в одном из цехов комбината обрушилась крыша, работники получили травмы.

В целом можно констатировать, что в отношениях с Китаем Лукашенко не удалось повторить белорусско-российскую модель, которая долгое время работала довольно исправно — «деньги в обмен на поцелуи». В отличие от Москвы, Китай за красивые глазки и сказки денег не дает. Китай проводил в отношении Беларуси приблизительно ту же политику экономического подчинения, которую проводит в Африке. Дошло до того, что белорусские власти в 2019 году объявили, что новые государственные гарантии под выдачу китайских кредитов на реализацию коммерческих проектов больше не даются — ни от правительства, ни от местных органов власти.

Тем не менее Лукашенко, который обычно остро чувствует политическую конъюнктуру, возможно, решил для себя, что сейчас, на фоне поражений России в Украине, настало время наконец окончательно поменять «старшего брата».

Антиковидная маска с китайским флагом, которую 15 сентября увидели на лице минского правителя (ранее такие маски Лукашенко издевательски называл «намордником») — своеобразный символ. Никто не заставил, а китайцы — заставили.

  Цыганков: Лукашенко, возможно, решил, что сейчас, на фоне поражений России в Украине, настало время наконец окончательно поменять «старшего брата»

Только, в отличие от первого «старшего брата» — России, Китай имеет здесь исключительно прагматичные и рациональные мотивы. На братскую риторику он реагировать не склонен, так как воспринимает Беларусь исключительно как пешку в своих геополитических расчетах.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.