Жительница Борисова София Хлебникова прислала в редакцию TUT.BY фотографии своего “синего” отца – 83-летнего пенсионера, которого в луже крови в собственном доме она нашла 20 мая. “Такие синяки оставила ему социальный работник, и мы до сих пор не можем понять, что произошло. Отец ничего не помнит, лежит в больнице с сотрясением мозга. Он потерял очень много крови”, – говорит София. Борисовский РУВД проводит проверку, решение о возбуждении уголовного дела еще не принято.

 

По словам женщины, отец живет в Борисове, в частном доме, отдельно от нее. “Я за ним ухаживаю регулярно, но у него еще заключен договор на социальные услуги с индивидуальным предпринимателем, чью работу оплачивает Центр социального обслуживания населения. Периодически соцработник готовит ему кушать, убирается у него. 20 мая мы не планировали ехать к отцу, к нему пришла соцработница. Но неожиданно мне на мобильный пришел “глухарь”. Я вижу – номер отца. Перезваниваю, поднимает какая-то выпившая женщина. Я еще на громкую связь поставила, чтобы муж послушал. Мы поняли, что что-то не так, и поехали к отцу. Это 15 минут езды для нас”. 
По приезде, рассказывает София, увидели “страшную картину”: “отец весь в крови, пятна крови по дому видны, соцработница испуганная в доме, ее кроссовки в крови. А через полчаса я слышу – газом пахнет. Побежала на кухню, смотрю – конфорки открыты. Видимо, она хотела отца без сознания оставить, газ включить и уйти, но не получилось, потому что мы застали ее на месте и закрыли дверь”.


“Это еще он красавец на этих фотографиях. Первые дни мы занимались только им, его здоровьем, и некогда было фотографировать, – говорит София. Что же там произошло?

Очевидец: “В дом зашел, дедушка весь в крови и без сознания. Соцработница сидит за столом и молчит. На столе – полбутылки водки”

 

Раньше всех картину в доме увидел Алексей Малаханов, знакомый Владимира Дементьева, который периодически приезжает к нему. “В тот день Владимир попросил, чтобы я ему купил хлеба. В 6 вечера он позвонил, я сказал, что скоро куплю и привезу. Чуть больше, чем через, час я приехал. В дом зашел, вижу, часть тела дедушки – в столовой, часть тела – в коридоре, он весь в крови и без сознания. Соцработница сидела за столом и молчала. На столе – полбутылки водки. Я спрашиваю: “Что случилось?” Она сказала, что дед ее душил, что он приставал, что хотел изнасиловать. Дедушке 83 года, поэтому это спорный вопрос, но даже если так, то она ведь могла взять да уйти! Ее ведь не взрослый мужик заламывал там”, – говорит Алексей.

Первым делом, продолжает Алексей, он приподнял Владимира, “соцработница помогла подтянуть его к умывальнику, Владимир пришел в себя, узнал меня. Спрашиваю и у него: “Что случилось?” Он говорит, что ничего не помнит, посмотрел на меня и сказал: “Алексей, ты мой бог, ты мой спаситель”. Потом он еще говорил, что упал и больше ничего не помнит”.

“Вскоре приехала дочь София с зятем, мы быстренько закрыли дверь, чтобы соцработница не убежала. Она там еще пыталась дверь ногой выносить. Кричала, чтобы выпустили, кому-то вызванивала, замок сломала, через окно пыталась убежать. Несколько раз она даже дочь Владимира ударила. Но я говорил, чтобы не трогали ее, что она провоцирует просто. Может, ей побои нужны будут, чтобы сказать, что дед ее побил. Кто знает? Мы вызвали милицию, скорую. А тут София говорит, что слышит запах газа, побежала выключать конфорки, а я на улицу – перекрывать газ”. 
Кровь у Владимира останавливали 5 часов, говорит Алексей. “Она текла из носа, изо рта. Ссадины на руках, даже, как гвоздем сделанные, царапины, синие руки… Глаза вообще заплывшие! Еще до приезда скорой я нашел какое-то полотенце, взял лед, чтобы к глазам приложить, чтобы он их хоть открыл, – рассказывает Алексей. – Это разве человек так упасть может? Даже в скорой помощи говорили, что человек не может так упасть. Я еще обратил внимание, что у соцработницы в крови были именно кроссовки, она его ногами, видимо, била. Потом она и сама проговорилась: “Он меня душил, и если бы не мои ноги, я была спортсменкой, он бы меня удушил”. 

На место происшествия приезжала также Ирина Ярош, индивидуальный предприниматель, чьи сотрудницы по договору оказывают пенсионерам соцуслуги. Дочь пенсионера София говорит, что сама вызвала Ирину. “Позвонила ей сразу же, сказала, приезжайте, посмотрите, какие у вас тут работники!” За комментарием TUT.BY обратился и к ней.

По словам Ярош, она тоже не знает в деталях, что происходило в доме у пенсионера Дементьева. Поэтому подтвердить, действительно ли ее сотрудница избивала его, не может. “Его (Дементьева. – TUT.BY) при мне опрашивали сотрудники милиции несколько раз, на следующий день я ездила к нему в больницу, и он все время говорит одно и то же: “Я упал, зацепился за порог”. Почему вдруг его родственники сейчас меняют свою позицию? Они, может, денег с этой сотрудницы теперь хотят?!” 

Предприниматель также настаивает на том, что именно соцработница Наталья (ее фамилию Ирина не называет) вызвала милицию и не пыталась скрыться. “У него кровь шла из носа, она не могла остановить, вызывала скорую. Когда я приехала, она говорила, что дедушка к ней приставал и душил. К тому же он пьяный был! А если он что-то не помнит и его пытаются науськать?”  Ирина рассказывает также, что видела у соцработницы синяк под глазом, но снимала ли та побои, Ирина не знает.

 

Кстати, в тот день, говорит Ирина Ярош, эта сотрудница впервые вышла на работу, а раньше за ним ухаживали другие работники. “Они рассказывали и раньше, что дедушка к ним пристает. Я все думала, как это в 83 года он чего-то хочет? Думала, работницы сошли с ума, пока не увидела сама. Он же при мне обнимал ее, за попу трогал, он ей шептал: “Останься со мной, Наташенька”, говорил: “И дом оставлю тебе, и все на свете!” Дедушку я знаю очень давно, выпить любит, буянил, когда выпьет. Он просил перекапывать огород ему, сдавать бутылки, в наши обязанности это не входит. Не знаю я, что там у них произошло”.

 

Мы также уточнили у Ирины, как у нее построена работа с сотрудниками, как они оформлены, как происходит оплата труда, ведь ИП не может иметь наемных лиц не из числа родственников. Ирина не стала сообщать этого по телефону, сказала, что всю информацию готова представить, если корреспондент приедет к ней в Борисов.

Сейчас Владимир Дементьев находится в травматологическом отделении городской больницы Борисова. Переломов у него нет. Как сообщили TUT.BY в пресс-службе МВД по Минской области, Борисовским РУВД сейчас проводится проверка. Соцработница уже дала показания и отпущена. После того как судмедэкспертиза определит степень тяжести телесных повреждений пенсионера, может быть принято решение о возбуждении уголовного дела в отношении соцработницы. Подробности этой запутанной истории могут появиться уже в понедельник.



КОММЕНТАРИИ