На информационно-образовательном семинаре в Минске с участием представителей Минобразования, представителей Еврокомиссии и экспертов в сфере образования обсудили возможности включения Беларуси в Болонский процесс. Результаты дискуссии не дают повода для больших надежд в этом отношении.

Изначально на встрече были определены две позиции — белорусская и европейская. Министр образования Беларуси Сергей Маскевич отметил, что при движении страны по пути к Европейскому пространству высшего образования «нужно соблюдать национальные интересы, нужно плавно трансформировать общество и приводить его к осознанию такого решения».

Он отметил, что все страны европейского пространства и бывшие республики СССР, которые принимали решения о присоединении к Болонской декларации, «решали для себя в первую очередь вопрос о балансе новых возможностей и национальных приоритетов».

По словам главы представительства Европейского союза в Беларуси Майры Мора, для того чтобы присоединиться к Болонской декларации, государство должно обеспечить в учреждениях высшего образования преподавательскую и студенческую мобильность, академическую независимость, повышать конкурентоспособность учреждений высшего образования, способность выпускников трудоустроиться после окончания университета, улучшать соблюдение прав и обязанностей студентов.

Напомним, что заявку о присоединении Беларуси к Болонскому процессу предполагалось рассмотреть в апреле 2012 года на саммите министров образования Европейского пространства высшего образования в Бухаресте. Однако затем заявку Беларуси решили снять с повестки дня. Причина: страна не выполняет принципы Болонского процесса, такие как академическая свобода, институциональная автономия и студенческое участие в управлении высшим образованием.

Теперь в Минске надеются, что вопрос вступления Беларуси в Болонский процесс может быть рассмотрен ранее 2015 года, когда состоится очередная встреча министров образования стран ЕС.

Есть и встречное движение: европейские структуры, как видим, затевают диалог на тему изменений в системе образования, необходимых для вступления страны в Болонский процесс.

Но способны ли стороны говорить на одном языке?

Эксперт в сфере образования, член Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев, который также присутствовал на семинаре, отмечает, что белорусская сторона не признает конфликта ценностей между европейской и белорусской системой высшего образования. Вместе с тем именно на него и указывают представители Еврокомиссии.

Именно из-за неприятия белорусской стороной факта конфликта Дунаев сомневается, что встреча, состоявшаяся в Минске, кардинальным образом изменит отношение к образовательным процессам со стороны Минобразования. Меж тем «то, что чиновники согласились выслушать отличную от их точку зрения, уже хорошо».

Дунаев не разделяет настроения, при котором у Министерства образования возникает головокружение от успехов белорусского образования. Среди академического сообщества и студентов существует глубокая неудовлетворенность системой высшего образования, говорит он. Например, уже несколько лет идет речь о дисбалансе спроса на рынке труда и предложения специалистов учреждениями образования. Чтобы преодолеть односторонность академических требований к результатам обучения, следует ускорить переход к разработке профессиональных стандартов с активным участием работодателей.

Между тем, отмечает Дунаев, в последний год Министерству образования удалось сделать ряд шагов в нужном направлении. Хотя не министерство формирует согласно белорусскому законодательству образовательную политику, а президент, отмечает Дунаев.

Однако, обращает внимание эксперт, в прошлом году Минобразования стало претендовать на то, чтобы стать хотя бы соавтором образовательной политики. Причем на фоне заявлений президента о том, что он не потерпит в нее вмешательства. «Для этого нужно определенное мужество. В результате есть надежда отвести ситуацию в образовании от катастрофы», — сказал Дунаев.

Так, удалось немного сблизить белорусскую и европейскую архитектуры высшего образования. Восстановлена так называемая практикоориентированная магистратура, сокращена продолжительность обучения на первой ступени. Однако программы первого уровня представляют собой во многом только адаптацию старых программ подготовки специалистов с урезанным гуманитарно-социальным блоком.

И все же зачастую традиционная образовательная практика просто переименовывается (переводится) в термины болонского словаря, не затрагивая суть процессов. Дунаев отмечает, что если дело в ошибочном истолковании смысла болонских инструментов, это поправимо в процессе образовательных мероприятий. Хуже то, что «во многих случаях искажение смысла связано с принципиальным конфликтом систем ценностей — европейских и белорусских».

В Беларуси, считает он, «внешняя мотивация академического поведения считается не просто более важной, чем внутренняя, но рассматривается как единственно возможная». Поэтому все понятийные сдвиги мотивированы сохранением авторитарной системы управления высшим образованием.

Вся законодательно-нормативная база высшего образования пронизана тотальным недоверием к студентам, академическому персоналу, даже работодателям. Она ориентирует на использование только инструментов внешнего управления высшей школой.

Ценностный конфликт не только не сгладился, но еще больше обострился, отмечает Дунаев. В качестве примера он вспоминает увольнение нескольких преподавателей в Гродненском университете по идеологическим причинам, а также смену ректора вуза.

«Очевидно, что без признания важности традиционных европейских ценностей академической свободы и университетской автономии дальнейшее продвижение по пути болонских трансформаций невозможно», — убежден собеседник.

Резюмируя происходящее в системе высшего образования, Дунаев отметил, что ростки здравого смысла время от времени пробиваются. Другой вопрос, выдержат ли они наш политический климат.

Автор: Елена Спасюк



КОММЕНТАРИИ