С главы белорусского внешнеполитического ведомства Владимира Макея в ближайшее время должны быть сняты визовые санкции Евросоюза. Сейчас по этому вопросу проходят последние юридические согласования.

Ограничения могут быть сняты на тот период, пока Макей будет занимать должность министра иностранных дел, что позволит главе белорусской дипломатии получить приглашение на заседание глав МИД стран «Восточного партнерства», которое состоится 22 июля в Брюсселе. 

И сразу возникает вопрос: а поедет ли? Ведь недавно Макей отказался от приглашения на подобную встречу в Краков. 

С прицелом на вильнюсский саммит

Стоит отметить, что европейские политики и дипломаты уже довольно давно обсуждают возможность вывода Макея из черного списка.

С предложением пригласить Макея в Брюссель на июльскую встречу выступил глава внешнеполитического ведомства Латвии Эдгарс Ринкевичсеще в апреле на заседании руководителей МИД стран ЕС в Люксембурге. Онпризвал Евросоюз к диалогу с Беларусью. «С приближением саммита ЕС и стран «Восточного партнерства» в Литве важны регулярные дискуссии о его возможных результатах», — заявил тогда Ринкевичс.

Особенно актуальным для ЕС вопрос статуса Макея становится в свете предстоящего саммита «Восточного партнерства», который пройдет в конце ноября в Вильнюсе. Последние несколько месяцев ведутся консультации о формате участия Беларуси в предстоящем саммите. В частности, обсуждается возможность пригласить на встречу Макея, но этот вопрос увязывается с освобождением и реабилитацией белорусских политзаключенных.

Минск же, не делая пока никаких шагов навстречу требованиям ЕС, тем не менее, рассчитывает получить приглашение на вильнюсский саммит на самом высоком уровне. В частности, в начале мая во время дискуссии в Берлине посол Беларуси в Германии Андрей Гиро заявил: Минск рассчитывает, что приглашение на участие в саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе будет направлено на имя главы государства, а белорусская сторона сама решит, кто будет представлять страну на встрече.

Такое уже был во время учредительного пражского саммита «Восточного партнерства» в 2009 году. Тогда министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг во время визита в Минск передал Александру Лукашенкоприглашение на саммит, однако Беларусь на мероприятии представлял вице-премьер Владимир Семашко.

Очевидно, что подобный вариант вполне устроил бы белорусские власти и сейчас. ЕС же, похоже, готов пока только приостановить санкции в отношении Макея.

Лукашенко ждет бонусов для себя

Политолог Юрий Чаусов отмечает: о ненормальности ситуации, когда министр иностранных дел страны-соседки является невъездным на территорию Евросоюза, тамошние политики говорят достаточно давно. Кроме того, в ЕС есть разные точки зрения на то, как быть дальше с Беларусью: кто-то считает, что необходимо ужесточить санкции, кто-то предлагает их снять и вести с Минском полномасштабный диалог, но в целом белорусская проблема в повестке дня ЕС занимает очень небольшое место.

«Сейчас для Евросоюза крайне важно, чтобы саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе прошел успешно и чтобы белорусская тема не послужила дополнительным скандальным элементом, который продемонстрировал бы несостоятельность восточной политики ЕС», — сказал Чаусов в интервью БелаПАН.

По его словам, основными вопросами саммита все же станут подписание соглашения об ассоциации с Украиной и парафирование аналогичных соглашений с Молдовой, Грузией и Арменией. «Это все более значимо для ЕС, чем достаточно воздушная тема давления на белорусский режим путем сохранения визовых санкций в отношении конкретных лиц», — подчеркнул Чаусов.

По мнению политолога, максимум, чего хотел бы ЕС, — это чтобы, получив приглашение, Беларусь «направила кого-то уровня премьер-министра или вице-премьера». И в этой ситуации фигура Макея является достаточно привлекательной для Брюсселя. «Другой вопрос, насколько это будет приемлемо персонально для Александра Лукашенко», — подчеркивает собеседник.

Чаусов отмечает: можно предполагать, что в 2009 году компенсацией за неучастие в саммите для Лукашенко стала возможность выехать в Италию, где он провел ряд встреч, в том числе и с папой римским.

«Что сейчас ЕС может предложить в качестве такой компенсации, мне сложно сказать. Очевидно, что это не может быть полное снятие санкций, поскольку в этом случае ЕС полностью потеряет лицо, — подчеркивает политолог. — Возможны какие-то другие бонусы. Например, это может быть поддержка при вступлении в ВТО, но тут есть еще большой элемент персональных акторов».

Эксперт напоминает, что Лукашенко известен как политик достаточно своенравный. «Я склонен считать, что никакие бонусы для страны в данном случае не будут приниматься во внимание, а будет приниматься во внимание какой-то элемент персональных статусов, — сказал Чаусов. — Адекватным разменом белорусская сторона может посчитать какую-то персональную встречу, что-то связанное с повышением имиджа персонально политика Лукашенко».

Хоть белорусский президент и бравирует статусом последнего диктатора Европы, но все-таки изоляция немножко подрывает его внутреннюю легитимность и осложняет положение в переговорах с основными контрагентами на Востоке, отметил аналитик.

Пауза в надежде выторговать больше

В свою очередь, руководитель Центра европейской трансформации Андрей Егоров полагает, что в случае приостановления санкций в отношении Макея официальному Минску все же четко разъяснят: не должно быть иллюзий, что можно не выполнять требования ЕС, а санкции будут сниматься.

При этом политолог подчеркивает, что ему непонятно, почему сейчас Минск не пытается сделать каких-то шагов навстречу ЕС, чтобы ускорить процесс налаживания диалога.

«Никаких рациональных и прагматических оснований для этого нет, — сказал Егоров. — Есть какие-то символические статусные вещи, которые пытается утвердить белорусский режим, но их, собственно, утверждать больше и не надо. Уже утверждено все, что можно, а теперь Беларусь продолжительное время несет только потери, имиджевые в том числе».

Чаусов же объясняет такое поведение Минска тем, что в ЕС сейчас много говорят о новой стратегии ЕС в отношении Беларуси.

«Эти снятия санкций (с журналистки Анны Шадриной и двух белорусских предприятий. — Т.К.), возможное снятие визовых ограничений с Макея,доклад евродепутата Палецкиса, где достаточно серьезный пакет спорных предложений высказывается, — это все новая стратегия, — считает Чаусов. — Но она еще только разрабатывается, а действует пока старая стратегия — требование освободить политзаключенных и ограничительные меры, которые принято называть санкциями».

Обсуждать новую стратегию, пока ее еще нет, было бы для белорусских властей проигрышной позицией, считает Чаусов. Официальному Минску сейчас невыгодно освобождать политзаключенных, поскольку все говорят о том, что Брюссель обсуждает новый подход, возможно, более мягкий, и до освобождения политзаключенных у ЕС можно потребовать большие бонусы или уступки.

«Главный политический совет, который можно дать ЕС, — это занимать жесткую позицию в рамках той стратегии, которая сейчас действует, и не обсуждать публично и открыто возможность изменения этой стратегии, — говорит Чаусов. — Многие говорят, что мяч сейчас на белорусской стороне поля и необходимо освободить политзаключенных, но все действия ЕС свидетельствуют о том, что Минску сейчас выгоднее занять позицию выжидательную».

При этом и Чаусов, и Егоров отмечают, что в диалоге с Брюсселем Минск оглядывается на политику и поведение Москвы. Егоров также полагает, что Россия не заинтересована в том, чтобы отношения между Беларусью и ЕС и наладились.

«Более того, Россия заинтересована в самых плохих отношениях Беларуси с ЕС, но она не может полностью диктовать Беларуси свою волю в этом отношении, — считает Егоров. — Зависимость Минска от Москвы никогда не была тотальной, и сейчас таковой не является».

Действительно, у Москвы существует определенный уровень геополитической заинтересованности в лояльности Беларуси, что позволяет пока Минску на этом играть.

Чаусов же отмечает, что Москва действует в рамках стратегии, что у Лукашенко все мосты на Запад сожжены, а также держит Минск на коротком поводке с помощью краткосрочных контрактов на поставки нефти и кредитов.

«С другой стороны, достаточно серьезное строительство интеграционных образований свидетельствует о том, что главная сейчас переговорная площадка для Минска находится на востоке. И так будет, скорее всего, ближайшие несколько лет», — считает политолог.

При этом Минск использует все возможности для ведения торга как с Россией, так и с ЕС. «Если на западном направлении Беларусь торгует политзаключенными, то на восточном — торгует суверенитетом», — резюмировал Чаусов.



КОММЕНТАРИИ