Колоссальная экономическая поддержка, которую Россия оказывает Беларуси в самых разных формах, уже стала общим местом в рассуждениях политиков и экономистов. Льготные кредиты, дешевые энергоносители, гарантированный рынок сбыта… Но всякая халява рано или поздно заканчивается. Эксперты БДГ попробовали ответить на вопрос: действительно ли без дотаций восточного соседа экономика нашей страны окажется несостоятельной?

 

Мнения белорусов

Даже не экономисту понятно: российские дотации Беларуси не просто велики, а очень велики. Россия регулярно выдает Беларуси дешевые и долгосрочные кредиты – например, $10 млрд на АЭС или спасительный кредит АК ЕврАзЭС в кризисном 2011 году. Поставляет нефть без пошлин и крайне дешевый газ – Беларусь платит $165 за тысячу куб. м. российского газа, тогда как соседняя Польша – $550, Украина – $530, Литва – $500. К тому же для продукции белорусских предприятий – зачастую низкокачественной, устаревшей и неоправданно энергоемкой, – открыт бездонный российский рынок.

Но что будет, если вся эта благодать неожиданно прекратится? Такая постановка вопроса смутила даже всякое повидавших экспертов БДГ. Например, глава «Центра Мизеса» Ярослав Романчук не сразу согласился участвовать в подобных «играх разума», посчитав предложенный сценарий попросту нереальным.

«Такое гипотетическое развитие событий может быть в нескольких случаях. Первый – президентом Беларуси стал Зенон Пазняк. Второй – Россия развалилась, и на ее месте образовалось семь государств. Третий – президентом России стал убежденный либертарианец Андрей Илларионов. Он бы последовательно выстраивал одинаково хорошие отношения со всеми соседями, но на принципах свободной торговли. Субсидий или преференций не было бы никому, в том числе Беларуси, – уверен Романчук. – Что было бы со страной, которая вдруг потеряла 15-20% своего ВВП? Что было бы с предприятиями, которые бы вдруг столкнулись с невиданной для себя интенсивностью конкуренции? Было бы больно, очень больно. Зарплата – меньше $250. Пенсии меньше $100. ЖКУ и общественный транспорт – вдвое дороже. Минимум 40% промышленных предприятий – банкроты, которых нужно распродавать или ликвидировать. Рабочая сила сократится, как минимум, на 500 тыс. человек. Число белорусов ниже черты бедности увеличится до 700 тысяч. ВВП Беларуси в 2014 году был бы не $75 млрд, а $40 млрд. А курс белорусского рубля при неизменности денежной политики нужно было бы искать где-то за пределами Br18.000 за $1».

В политическом плане резкое «отключение» российской поддержки при отсутствии реформ в экономике наверняка приведет к ликвидации даже тех скромных проявлений демократии, которые мы имеем сейчас.

«Допустим, что отказ России поддерживать Беларусь вдруг произойдет завтра и не из-за очередного кризиса в отношениях между Лукашенко и Путиным, а потому, что у России вдруг закончатся деньги. Для Беларуси политические последствия могут быть таковы: произойдет капитальный разрыв социального контракта между властью и обществом, – считает директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман. – Властям придется пойти на усиление репрессивной составляющей: любая несанкционированная политическая активность внутри страны будет караться с подчеркнутой жесткостью. Параллельно власти будут активизировать диалог на Западе, стараясь найти быстрые ресурсы, которые хотя бы частично компенсировали потерю российских субсидий. В сегодняшних кризисных условиях сделать это нереалистично. Поэтому ничто особо не будет сдерживать закручивание гаек внутри страны. Так будет продолжаться какое-то время (сложно прогнозировать, сколько), пока внутри номенклатуры не созреет фигура, которая сможет обеспечить какие-то ограниченные реформы и будет приемлема для большинства. Либо, что менее реалистично, пока не появится некий народный лидер, который волне может оказаться популистом образца Лукашенко-1994. В любом случае прекращение российских субсидий принесет долгий и болезненный период политической нестабильности».

По данным экспертов БДГ, в последние годы Беларусь получала от России только энергодотациями $8-10 млрд в год. Если к этому добавить преференции, которые Беларусь получила в рамках ТС, то сумма получится еще больше. При этом ВВП Беларуси в 2012 году составил около $60 млрд.

«В гипотетической ситуации, когда российская помощь прекратится, последствия для Беларуси окажутся катастрофическими. Нефтехимия дает Беларуси 30% экспортной выручки – их не станет. После перехода на мировые цены на газ рентабельность белорусской промышленной продукции уйдет в минус, то есть о ее продаже на экспорт можно будет забыть. А это еще около 10% экспортной выручки, – подсчитывает главный редактор журнала «Валютное регулирование и ВЭД» Владимир Артюгин. – Неработающая промышленность и отсутствие денег в бюджете практически прекратит кредитование сельского хозяйства, то есть не будет и экспорта сельхозпродукции (на госуровне). Это еще около 10% экспортной выручки. Уже эти три позиции составляют половину всего белорусского экспорта.

Прекращение работы промпредприятий означает появление миллиона (и более) безработных по стране и проблемы у банков, обслуживающих эти предприятия. Население начнет снимать свои вклады и конвертировать рубли в валюту. Даже если будет снята половина валютных депозитов физлиц и проконвертирована половина рублевых депозитов физлиц, это составит $4-5 млрд. Сокращение экспортной выручки вдвое означает девальвацию белорусского рубля примерно в этом же размере. У банков таких денег нет, а ЗВР Беларуси составляют всего $8 млрд. При этом платежи только по внешним долгам составляют $12 млрд.

Белорусская электроэнергетика на 90% работает на газе. Значит, стоимость электроэнергии и газа для населения, учитывая невозможность перекрестного субсидирования, вырастет в 6-7 раз. И если белорусскую электроэнергию можно заместить импортной (в полтора раза дешевле), то с тепловой энергией будет сложнее. В результате роста в разы стоимости услуг ЖКХ начнутся массовые неплатежи, перебои с горячим водоснабжением и отоплением. Пенсионеры, бюджетники и прочие социально незащищенные люди «уйдут» за черту бедности».

Как считает Владимир Артюгин, в этой ситуации властям придется продавать госимущество, но реальные деньги можно получить только за НПЗ и «Беларуськалий». Правда, в Мозырском НПЗ российская доля уже составляет более 42%, а «Нафтан» обременен миллиардным кредитом. То есть много за них не получишь. Попытки пересмотреть итоги приватизации («Белтрансгаза») и «поиграть с вентилями» нефте- и газопроводов сделают только хуже: такая «игра» приведет к системному кризису уже через несколько месяцев. За «Беларуськалий» также много получить не получится (вряд ли более $10-12 млрд) – цена на калийные удобрения снижается и расти в ближайшее время не будет. Но с продажей «Беларуськалия» страна потеряет фактически единственный стабильный источник валютных средств.

«Прекращение Россией дотаций Беларуси означает системный кризис экономики, причем в течении полугода (максимум года), более миллиона безработных в промышленности и проблемы в сельском хозяйстве. Снижение уровня жизни в разы, кризис ЖКХ и общественного транспорта, – говорит Артюгин. – Девальвация в разы и гиперинфляция. Все это означает реальную перспективу превращения Беларуси в отсталую территорию, живущую преимущественно натуральным хозяйством. Поэтому уже через несколько месяцев встанет вопрос о вхождении в ЕС или Россию. Но так как ЕС сейчас явно не готов «брать на баланс» Беларусь со всеми ее проблемами, то после нескольких лет непрекращающегося кризиса все завершится интеграцией Беларуси в Россию».

 

Мнения россиян

Что интересно, сами россияне вовсе не считают, что их страна дает Беларуси какие-то особо большие субсидии. То есть пока не приходится ожидать лозунга «Хватит кормить Беларусь!» (по аналогии с известным призывом «Хватит кормить Кавказ!»).

«Я считаю, что Россия не делает никаких дотаций для Беларуси. Речь скорее может идти о тесном сотрудничестве в рамках СНГ, ОДКБ и Таможенного союза. Безусловно, белорусская экономика крайне зависима от России – товарооборот между странами в 2012 году превысил $40 млрд, это свыше 2/3 номинального ВВП страны и почти половина всего торгового оборота, – говорит аналитик финансовой компании «AForex» Нарек Авакян. – В условиях фактической блокады со стороны ЕС и крайне недружественного окружения в лице Польши и прибалтийских стран, руководству Беларуси просто не остается иного выхода, кроме как развивать тесное сотрудничество с Россией. Но это не значит, что белорусскому руководству приходится действовать по принципу «из двух зол меньшее» – сотрудничество с Россией дает очень много преимуществ и выгод, начиная от защищенности от внешних военных угроз и заканчивая экономической и дипломатической поддержкой».

Впрочем, при этом российские эксперты все же уверены, что без поддержки России Беларусь не выживет. Увы, настроения типа «Беларусь – часть России» еще довольно сильны.

«Мне кажется, что кризис в российско-белорусских отношениях прошел еще в 2010 году. Белорусская модель рыночного социализма имеет свои полюсы и минусы. В отличие от России и остальных стран б. СССР, в Беларуси нет сверхбогатых и сверхбедных. Экономика Беларуси, как и Украины, сформировалась в советское время, так что для нормальной работы ей нужны дешевые энергоносители и российский рынок сбыта, – считает Александр Разуваев, директор аналитического департамента компании «Альпари». – Поэтому Беларусь вряд ли бы выстояла без российской поддержки. Стоит также отметить, что Беларусь последнее время неплохо зарабатывает на российских туристах. Россиян в Беларуси привлекает доступный по цене и качественный отдых, казино и красивые девушки. Вместе с тем, надо понимать, что Беларусь – это часть большой России. И по политическим причинам РФ никогда не откажет Беларуси в экономической поддержке. Иначе в итоге граница с НАТО пройдет под Смоленском. Плюс экономическая поддержка Беларуси для экономики России стоит копейки. Слишком разные масштабы экономик. Сейчас идет формирование единого экономического пространства, фактически восстановление Большой России. Ключевым фактором интеграции должно стать введение единой евразийской валюты – алтына. Вместе с тем, в рамках формирования евразийского союза Беларуси придется частично пожертвовать своим суверенитетом. Кроме отказа от собственного печатного станка, это, вероятно, приватизация, которая будет проведена в пользу компаний из России и Казахстана».



КОММЕНТАРИИ