Портал VBORISOVE.BY решил затронуть весьма пикантную и в некотором роде даже запретную тему нетрадиционных сексуальных отношений в нашем городе.

Этот вопрос у меня возник сам собой, после случайной встречи в Литве с моим приятелем Максимом, с которым я учился в борисовском общеобразовательном лицее. Как оказалось, он состоит в ЛГБТ-сообществе (сообщество лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров, объединяемое общими интересами, проблемами и целями) и стремится добиться изменений в белорусском законодательстве, направленных на обеспечение и защиту прав геев и лесбиянок. После общения с ним, мне стало интересно, как он жил все это время в Борисове, как себя чувствовал в обществе … В нашем городе наш сайт, наверное, первый, кто взялся за этот щепетильный вопрос: «Каково быть геем в Борисове».

По словам Максима, в маленьких городах все геи знают друг друга, потому что во всём городе парней с нетрадиционной сексуальной ориентацией не так уж и много, они создают свой круг общения. 

По моей просьбе Максим передал мне контакты геев из Борисова, которых он знает лично.

Максим*, 22 года, родился и вырос в Борисове. Сейчас учится в Минске
Игорь*, 24 года, родился/учился в Борисове. Сейчас живет в Минске (беларускамоўны гей)
Казимиж*, 21 год, родился/учился в Борисове. Сейчас живет в Минске
*Все имена по просьбе героев изменены

— Сложно быть геем в Борисове?

Максим: Сложно. Сложность состоит в закрытости местного сообщества, которое немногочисленно и часто живет закрытым образом жизни.

Игорь: Думаю, что сложно. Я жил в Залинейном и там отживающей свой век архаичная клановая культура (или семейного клана или кланы по улице или по работе в соответствующих заводах) и люди всегда оборачивались на мнение соседей, родственников. Пока я не открылся среди моих знакомых и родственников в Борисове, поэтому бывает мне нелегко. Я знаю что в Борисове есть гомосексуальные мужчины — они простые обыватели. Общество не только в Борисове, но и во всей Беларуси пока гомофобно, хотя на самом деле оно и просто сексофобно. Сексуальность человека воспринимается неадекватно. Общество в Борисове не толерантно.

Казимиж: Большинство нормальных молодых людей, которые не «прозомбированы» нашим ТВ и алкоголем под маркой made in belarus, относятся к геям нейтрально, им глубоко до нас пофиг. Это наш выбор, те, кто прозомбировался, те начинают уже включать гомофоба, также это присутствует у некоторых представителей советской эпохи, некоторые кто с этим столкнулся принимают и относятся как к саму собой разумеющемуся, другие ненавидят, беларусы — эта нация, которой несвойственна жестокость, отсюда и нейтралитет, большинство понимают что это наш выбор и нам с ним жить.

— В Борисове Вы кому-нибудь говорили что вы гей?

Максим: Да, знают мои родители и некоторые друзья. В Минске знают больше людей о моей ориентации.

Игорь: Друзья знают. Родители и родные — нет.

Казимиж: Двум подругам рассказал и родителям.

— Как ваши родители, родственники, друзья приняли то, что вы гей?

Максим: Мама относится нейтрально, принимает меня таким, какой есть. Папа негативно, но старается не заострять на этом внимания. Брат яростный гомофоб, но и до этого у нас были разногласия в других аспектах.

Игорь: Спачатку я расказаў аднакласьнікам (у 2007 я вучыўся ў школе а потым паступіў ва ўніверсытэт), потым ужо бацькам. Рэакцыі былі розныя, у аднакласьнікаў — ад прыняцьця да адчужджэньня, у бацькоў — засмучэньне. Але шматлікія зьмірыліся.

Казимиж: Подруги были счастливы, что у них друг гей появился. Родители … мама сказала, что любит меня любым, но предупредила, что я выбрал сложную дорожку в своей жизни. Батька ничего не сказал, побухал немного и успокоился.

— А где вы сейчас живете?

Максим: Все время, кроме каникул, проживаю в Минске, так как учусь в университете. Каникулы провожу в Борисове у родителей.

Игорь: Я живу сейчас в Минске, в Борисов приезжаю только на несколько дней. Хотя регистрация в меня борисовская.

Казимиж: Живу в Минске, только по выходным езжу в Борисов к родным.

— Почему уехали из Борисова? В Минске разве как-то иначе относятся к геям? Или просто проще скрыться в большом городе?

Максим: Считается что гомосексуальный образ жизни вести легче в крупных городах. Я с этим согласен. Это не твой родной город и тебя мало кто знает. Многие парни со всех городов Беларуси едут в Минск, чтобы жить, работать и учиться. Некоторые переезжают вынужденно, из-за того, что близкие узнали об их ориентации, некоторые уезжают просто чтобы выбраться из своего города туда, где больше возможностей найти своё счастье.

Казимиж: В Минске зарплата намного выше (смеётся). Все эти сложности делаем мы сами, геи и би, по крайней мере, некоторые из нас, ты родился парнем! А некоторые из нас ведут себя хуже баб. Ну если они себя ведут как телки, то им и Минск не поможет. Борисов красивый город! Чего стоит наш старый город, на Вильнюс чуть-чуть похож. Грубо говоря, если ты будешь ср*ть (цензура) посреди площади тебя по головке погладят? Сомневаюсь, так же и с геями, неважно с кем ты спишь! Главное, как ты себя воспринимаешь и ведешь, ведешь себя нормально как обычный парень, в этом случае никто не плюнет в тебя, но если ты будешь ходить и вилять ж*пой (цензура), говорить писклявым жеманным голосом, то это не только у натуралов вызывает негатив, а потом ноют что их всех обижают, б**ть (цензура) увидел бы таких, тогда сам бы избил …

— Есть планы после обучения в университете вернуться в Борисов?

Максим: Еще не знаю.

Игорь: Здесь я пока точно не знаю — может и вернусь в Борисов, а может и нет. Но планирую уехать из Минска и не возвращаться в Борисов. Я хочу жить в Бресте или Пинске — это такая мечта. Сейчас я готовлюсь к отъезду за границу для обучения и получения опыта, чтобы потом вернуться в Беларусь. Это планы, если что-то не получится, то буду в Минске вместе с моим мужем.

Есть желание иметь детей?

Максим: Сначала у меня не было такого желания и пришел к этому сознательно, но постепенно я изменил свое мнение на этот вопрос и сейчас считаю что когда я буду готов у меня появятся дети. Сложность не в воспроизводстве. Главное дать детям всю полноту заботы и любви

Игорь: Есть такое желание, но еще рано.

Казимир: Да, маленькую дочку.

— Выходит, что вы планируете воспитывать детей в гомосексуальной семье? Где два папы?

Максим: Возможно. Я думаю это не проблема. Неполные семьи, состоящие из матери и бабушки, де-факто также являются однополыми и в таких семьях выросло множество моих знакомых и друзей.

Игорь: Нормально, если взять мысль, что в каждом человеке присутствует и отцовское и материнское начало, то каждый человек может выполнять, и функцию отца — социализация ребенка, и функцию матери — воспитание любви и доверия. Главное, чтобы не было авторитарных элементов. На самом деле в белорусском обществе сегодня женщина и за мать, и за отца — и это не удивляет людей. А если мужчины — то это как-то странно, поэтому сейчас мужчин воспринимают как психологически, социальных слабаков, неспособных брать ответственность за себя и родных.

Казимир: Нет, два папы — это слишком, так можно сломать психику ребенку на всю жизнь. Фиктивные браки — это нормально, если ребенок не видит то, что папа с папой, а мама с мамой.

— А как же наше законодательство?

Максим: Беларусь и Борисов не центр Вселенной и поэтому в моих мыслях, как и мыслях многих беларусских геев, есть возможные планы эмиграции, например, в страны Запада, которые лояльны к геям и поддерживают гомосексуалов из стран бывшего СССР (Чехия, Швеция предоставляет поддержку для ЛГБТ пар из других стран)

— Никогда не тянуло к девушкам? Может ваша гомосексуальность — это результат психологической травмы?

Максим: Я не думаю, что это результат травмы. Меня всегда влекло к своему полу … не ко всем, только к определенным парням. Когда мне было 15 лет я впервые влюбился в парня, ему было 16. Но я тщательно скрывал это в себе и боялся раскрыться, поэтому ничего не получилось. Влечение к противоположному полу если было, то слабо выражено и все же доминировало однополое влечение. Хотя до 18 лет я думал, что все же бисексуален и тешил себя надеждами возможно построить обычную семью.

Игорь: Все люди бисексуальны и у каждого будет какой-то процент или гомо или геттеросексуальности. Просто у кого-то доминирует или гомо, или гетеросексуальность. Я не воспринимаю женщину как сексуальный объект хотя могу заметить ее красоту, но интимный контакт — простите не хочу.

— Как много знаете в Борисове геев? Их много? Или они все уезжают в Минск?

Максим: Среди моих знакомых около 10 борисовских геев, которых я знаю лично или когда-либо общался. Большая часть геев уехала в Минск или в Москву. На самом деле борисовских геев около сотни. Многие из нас скрывают свою ориентацию.

Игорь: Немного, где-то один-два человека, но я с ними не поддерживаю дружбы.

Портал vborisove.by провел опрос среди подписчиков странички «Мой Барысаў» в социальной сети ВКонтакте, где мы задали вопрос: «Борисовчане, как вы относитесь к геям/лесбиянкам?». В опросе приняли участие 188 подписчика нашей странички. Принять участие в опросе могли только пользователи соц.сети ВКонтакте. Основная возрастная группа проголосовавших — от 15 до 33 лет.

Последние новости в Борисове