Писатель из Борисова рассказал, как спасти белорусскую литературу от вымирания

Книги белорусского писателя Кирилла Стаселько «Marginalis», «Дзіцячы маніфест»

Писатель и исследователь белорусской литературы Кирилл Стаселько рассказал о том, что спасет наших писателей от вымирания, в каком состоянии рынок белорусской литературы, как сегодня продвигать свое творчество и зачем он сам занялся писательством.




Кирилл Стаселько родился в Борисове, где окончил школу. Выпускник Факультета философии и социальных наук БГУ по специальности «Социология» (2013, а после окончил и магистратуру в 2014 году), по этой же специальности окончил институт подготовки научных кадров Академии наук и аспирантуру (2017).

Работает научным сотрудником в Академии наук. Сфера интересов — социология культуры, например, мониторинг того, как часто люди читают, на каком языке и каким факторам отдают предпочтение и пр. — исследование читательской аудиории; а также исследует поле производства литературы: писателей, издательства, творческие союзы и премии.

Руководит проектом Infographer.by, социологической лабораторией «Тренды» и является директором ЧИИУ «Агентство информационных технологий «Буцефал», которое занимается исследовательской и информационной деятельностью.


Состояние рынка белорусской литературы

— Кирилл, расскажите, кто читает белорусскую литературу, исходя из ваших исследований?

— Ситуация в Беларуси специфическая и не самая радужная. На то есть ряд причин. Одна из них — отсутствие инфраструктуры, которая необходима для литературы как для рынка (освещение в СМИ, информационные каналы). Нет устоявшегося поля критики, развитой дистрибьюторской сети… Да, белорусские издательства «Логвінаў», «Галіяфы», «Кнігазбор» продают книги в своих магазинах, обмениваются. Сейчас книги этих издательств попадают и в сеть «Белкнига», но этого все равно мало. Например, библиотеки их не закупают, в лотках «БелСоюзПечати» их нет.

Около 90% книжного рынка Беларуси — российская продукция. В России больше тиражи, а значит ниже себестоимость. Плюс господдержка в ценах на сырье и с налогами. Поэтому книга в РФ в твердом переплете может стоить дешевле, чем белорусская в мягком. Плюс в связи с ситуацией в Украине значительная часть книжных потоков была перенаправлена в Беларусь. Белорусские издательства от этого страдают.

Для читателя тоже есть ряд препон. Во-первых, белорусские книги оказываются дороже. Во-вторых, люди слабо знакомы с белорусскими авторами и издательствами. В-третьих, доступность: в регионе не всегда есть возможность купить книгу.

Литературных премий, которых на западе сотни и тысячи, в Беларуси — несколько десятков. Многие из них очень закрытые: не совсем понятно, как они функционируют, как там вручаются премии… Если премия Гедройца пробует работать современно, создавать события для публичного пространства — отбор жюри, формирование лонг- и шорт-листов, хороший денежный приз — то большинство других премий не интересны для читателей. А ведь премия — способ не только вознаградить автора, но и привлечь внимание к его личности и творчеству. В Беларуси премии пока что не выполняют эту функцию.

— Что же делать?

— Государство может ослабить налоги, поддерживать деньгами или льготами литературу и творческие объединения (не исключительно государственные, но также и негосударственные).

Нужны премии в новом формате. Открытые, прозрачные, престижные и интересные аудитории.

Освещение в государственных СМИ, газетах и ТВ, тоже помогло бы развитию современной белорусской литературы.

Со стороны издательств — нужно раскручивать литературу как коммерческий продукт, а не какой-то музейный артефакт, чистое искусство. Необходимо все-таки немного переформатироваться под рыночные условия и современные технологии.


Три книги Кирилла Стаселько

Как спасти белорусскую литературу от вымирания

— Какая аудитория у ваших книг?

— Сложно ответить, потому что книги продаются много где. И в государственных магазинах, и в коммерческих, и через интернет. Но я провожу разные конкурсы и акции — пытаюсь отслеживать таким образом. Однако это не очень объективный показатель. По моим наблюдениям, это чаще люди 25-35 лет. И белорусскоязычные, и русскоязычные. Но обычно это те люди, которые ориентируются в культурных тенденциях Беларуси.

— Расскажите о своих книгах.

— Первая книга «Дзіцячы маніфест» представляет собой сборник текстов, написанных в разное время. Я не задумывал их для формата книги: они печатались в журналах. Но потом, в 2015 году, решил собрать. Книга вышла тиражом 300 экземпляров.

Вторая книга вышла в 2016 году. Это роман «Marginalis». Это уже более спелый и проработанный продукт. Информационная кампания вышла также более удачной. Поэтому «Marginalis» лучше пошел. Первый тираж (500 книг) раскупили за год, но было уже второе издание (еще 500). На OZ.BY книга долгое время держалась в лидерах продаж в сегменте белорусской художественной литературы.

Третья книга «Дзевяць жыццяў Віта Морэ» сейчас готовится к изданию: я собираю на нее средства через краудфандинговую платформу «Талака». Я бы описал этот текст так: это разговор не автора с читателем, как обычно бывает, а скорее диалог читателя с самим собой и своим внутренним светом. Вита Морэ — не просто главный герой и конкретная личность, а образ, прототип, который, с одной стороны, объединяет нас, а с другой — обнаруживает нашу разность и уникальность, показывает наши стремления, страхи и мотивы.

Есть и электронные продажи, но их число назвать затрудняюсь. Печатных больше.

В среднем тиражи 300-500 книг. Если тысяча экземпляров — это уже достаточно хороший показатель. Госзаказ может дать и большую цифру: 2-3 тысячи.


Как продвигать свое творчество

— Как издается книга? Если вы молодой белорусский писатель, что делать?

— Написать книгу — это, конечно, далеко не вся работа.

Нужно выбрать издательство. Посмотреть, кто готов помогать, а с кем придется издавать за свой счет. Бывают гранты. Также стоит обратить внимание на то, как издательство работает с текстом (корректура, редактура, оформление) и как продвигает.

И даже после издания работа для автора не заканчивается. Желательно самому заниматься продвижением книги. Это не только классические презентации и работа с литературными критиками, но и попытка найти другие форматы, которые могли бы быть интересны широкой аудитории.

Я издавал частично за свои средства. При издании первой книги помогла финансовая премия «Дэбют» имени Максима Богдановича (1000 рублей), поэтому книга для меня сразу же и окупилась.

Во второй раз я оставил за собой авторские права, чтобы контролировать процесс издания, переизданий и продаж. Как показал результат, это было правильным решением. Книга тоже окупилась.

Надо сказать, если книга окупается в Беларуси — это хороший исход. А если что-то еще и приносит — это вообще здорово. Но обычно прибыль небольшая.

Можно ли зарабатывать на литературе в Беларуси? Я бы сказал, что пока что нельзя. Потому что прибыль обычно идет на продвижение: я тратился на печать плакатов и наклеек, на поездки с презентациями…

В продвижении хорошо помогают нестандартные решения.

Как спасти белорусскую литературу от вымирания

Например, «Marginalis» попал в рекорды Kufar.by: книга установила рекорд белорусской литературы по концентрации персонажей на объем текста. Соответственно, это и инфоповод, и сотрудничество с Kufar.by.

А еще я предложил литературный квест-конкурс. В связи с тем, что роман не имеет классической структуры — главного героя, времени и места действия, как это обычно бывает — я предложил читателям угадать, кто мог бы претендовать на роль главного героя романа. И именем того читателя, кто первый догадается, я пообещал назвать персонажа в другой своей книге. Это и игра с текстом, и коммуникация с читателями. Опять же, инфоповод.

В своей последней книге, на которую сейчас собираю средства, я предложил любому человеку назвать своим именем главного героя за 50 тыс. долларов.

— Кто-нибудь обратился с такой просьбой?

— Нет, я думаю, люди понимают, что это фан.

— Но вы бы согласились изменить имя героя, если бы вам предложили?

— Нет, это лишь прием для оживления продвижения книги.

Еще хороший пример продвижения — когда известные белорусы публиковали фото или селфи с моей книгой в соцсетях. Участвовали певец Алексей Хлестов, блогерша Анна Бонд, телеведущий Антон Мартыненко, композитор Эдуард Ханок, кандидатка в президенты Татьяна Короткевич… Много известных людей, известных аудиории, которая интересуется белорусской культурой. Это также возможность выйти на новую аудиторию.

Еще один вариант — создание инфраструктуры вокруг произведения. Например, я выпустил стикерпак для Telegram по мотивам романа. Месседжи стикеров универсальные: их могут использовать и те, кто не читал книгу, — и в свою очередь заинтересоваться, что ж это за книга такая. Его установили около 500 раз, из которых 250 — за первый месяц.

Само собой, я вел работу и розыгрыши в соцсетях, работал с блогерами.

На фоне таких активностей традиционные презентации — унылая вещь. Но и от них не стоит отказываться. Я презентовал «Marginalis» даже за границей: дважды в Вильнюсе, по одной презентации в Варшаве и Будапеште. Книга на белорусском, и презентации были для белорусов зарубежья.

— А как строится работа с блогерами и критиками?

— Издательство или сам автор могут обращаться в тематические издательства или СМИ, где могут публиковаться рецензии. При личном знакомстве можно обращаться к конкретным критикам. Это классический вариант.

Неклассический подход — работа с блогерами, лидерами мнений. Хотя они не профессионалы, но они любят читать, и есть много людей, которым интересно их мнение. В данный момент для этого больше всего подходит Instagram.

— С каким количеством блогеров вы взаимодействуете?

— Если суммировать критиков и блогеров, то около 15-20 с преобладаем последних. Хорошо, что две эти категории рецензентов обращаются к разным аудиориям.

— И какие отзывы?

— В 90% случаев отзывы на мое творчество положительные. Относительно критиков нельзя, правда, сказать однозначно: они скорее не размышляют в категориях «хорошо — плохо» или «понравилось — не понравилось», а анализируют текст со всех сторон.

Интересная реакция была на «Marginalis»: или выраженно положительная, или резко отрицательная. Я связываю это с тем, что текст неклассический, я его задумывал скорее как эксперимент — не все могут усвоить такой формат.

— Кто вам нравится из коллег, белорусских писателей?

— Стараюсь не рассуждать в категориях «любимый / не любимый». Стараюсь знакомиться и читать разное. Отмечу также, что круг моих литературных интересов гораздо шире белорусской художественной литературы и художественной литературы вообще. Поэтому затрудняюсь даже называть сейчас имена.

— Как насчет Виктора Мартиновича, например? Который тоже по-современному продвигает свое творчество.

— С точки зрения информационной работы на слуху, да, Мартинович и Бахаревич. Еще я бы выделил Сашу Романову, которая издала книгу про Марцева с помощью краудфандинга. Думаю, это отличный пример работы в литературном поле.

Еще один пример хорошего маркетинга — издание книг Алексиевич в белорусскоязычной версии. Такой маркетинг стоит активнее использовать: тогда книги начнут лучше продаваться, станут более известными, увеличатся тиражи.


«Писательство приносит удовольствие»

— Хотели ли вы в детстве стать писателем?

— Нет. Сочинениями я не выделялся.

— А когда пришло это решение?

— Когда я в 16 лет попробовал свои силы в написании текстов в журналистской студии в борисовской городской газете «Адзінства», в которой они и публиковались. Потом работал с разными форматами текстов: художественными, публицистическими, научными… Повторюсь, художественная литература — не единственное поле моей деятельности.

Мне вообще не близка идея одной профессии на всю жизнь, профессии-призвания. Тот же нобелиант Сартр был академическим преподавателем, философом и писателем. Фуко помимо писательства занимался общественной деятельностью. Эти люди не замыкались, не закрывались в какой-то одной сфере.

Фуко приводил такой пример интеллектуала. Если физик занимается разработкой ядерной бомбы и критикует ее с технической стороны, он не является интеллектуалом: это просто физик-специалист. А вот когда физик выходит за рамки своих компетенций и критикует бомбу за то, что она убивает людей — затрагивает гуманитарные, ценностные аспекты — тогда он становится интеллектуалом.

— В чем ваша мотивация, чтобы быть писателем? Почему вам нравится заниматься литературой?

— Во-первых, это приносит мне удовольствие. Во-вторых, это способ решения вопросов, которые ставит передо мной жизнь. В-третьих, литературная деятельность помогает расширить поле коммуникации с другими людьми… Есть много плюшек.

— В чем состоит это удовольствие и эти вопросы?

— Эмоциональное, интеллектуальное, от придумывания, создания внутреннего мира или ситуаций, в которых можно побыть…

А вопросы — как бы я сам повел себя в подобной ситуации? что бы я выбрал? в чем я отличаюсь от других?

— Одни говорят, что научиться писать нельзя. Другие — что письмо есть ремесло и его может освоить любой человек…

— Если смотреть на писательство как на дело всей жизни и призвание, то писателем нужно родиться: как ни стремись — вершин не достигнешь.

Но у меня позиция другая. Я считаю, что человек может всему научиться. Эдисон говорил, что гениальность — только на 10% талант и на 90% работа. Даже те 10% таланта, если их не развивать, они потеряются. И их легко перекроет более старательный конкурент.

Фото предоставлены Кириллом Стаселько


Подписывайтесь на VBORiSOVE.BY в Instagram. Мы выкладываем красивые фотографии города и сторис! Подписаться

Последние новости в Борисове