Несмотря на резкий рост цен в начале этого года (в январе-феврале инфляция составила 4,3%), правительство намерено удержать годовой показатель инфляции на уровне 12%. Реально ли развитие событий по такому сценарию?

Объективных причин для увеличения цен в Беларуси нет, заявил вице-премьер Петр Прокопович на пресс-конференции в Минске. По его словам, резкий рост инфляции в начале года произошел из-за повышения тарифов на услуги ЖКХ, а также цен на ликеро-водочные изделия и другие продукты.

В то же время, отметил вице-премьер, цены на мясомолочную и плодоовощную продукцию росли медленнее, чем предусмотрено прогнозом. «Мы приняли решение временно пока не увеличивать цены, в том числе на услуги ЖКХ. Приняли решение об интервенциях на рынке по другим направлениям», — заявил вице-премьер.

Прокопович подчеркнул, что «все объективные факторы говорят о том, что цены у нас должны быть стабильными».

 

Экономический аналитик «Либерального клуба» Антон Болточко не уверен, что планы, в реальности которых не сомневается Прокопович, будут выполнены. Всем еще хорошо памятны заявления Прокоповича в должности главы Нацбанка, когда в конце 2010 года он заверял население, что девальвации не будет.

 

«Давайте обратимся к фактам, — говорит Антон Болточко. — За январь Национальный банк сократил денежную массу, но в феврале не только увеличил денежную массу в сравнении с началом года, но и покрыл сокращение, полученное в январе, увеличив денежную массу на 2% с начала года. Таким образом, если такая политика будет продолжаться, удержать инфляцию на уровне 12% будет невозможно. Плюс к этому стоит учесть, что за январь-февраль инфляция достигла 4%, что является заметной долей от планируемых 12%. Можно сделать вывод, что Прокопович высказывает позицию, которая заведомо неверна».

 

По словам эксперта, Национальный банк за февраль «умудрился скупить достаточно большую сумму валюты за эмиссионные средства».

 

«Нацбанк и не скрывал, что денежная масса была увеличена за счет скупки валюты на бирже. Если Нацбанк этим пользуется, чтобы пополнить свои валютные резервы, в долгосрочной перспективе это однозначно спровоцирует кризис, — считает Болточко. — Если в страну поступает больше валюты за счет экспорта, то это должно влиять на курс валют. Однако этого не происходит, потому что Национальный банк выходит на рынок и скупает валюту. Политика ручного управления курсом влияет на все иные макроэкономические показатели».

 

Проблема Беларуси еще и в том, что цены растут на товары повседневного спроса, продукты питания в частности. Как сообщает Белстат, индекс цен на продовольственные товары в феврале по отношению к январю составил 101,4%, к декабрю 2012 г. — 104,5%. Изменение цен на продовольственные товары в феврале по сравнению с предыдущим месяцем дало 0,66% прироста сводного индекса потребительских цен.

Стоимость минимального набора продуктов питания в феврале по сравнению с январем увеличилась на 0,5%, с декабрем 2012 г. — на 5,4%, с февралем 2012 г. — на 23,4%. К тому же в Беларуси цены растут быстрее, чем у ближайших экономических партнеров. Беларусь становится лидером по росту цен.

После такой статистики, считает Антон Болточко, Нацбанк должен признать свои ошибки, ведь инфляция во многом зависит от политики, которую проводит центральный банк. Между тем, отмечает собеседник Naviny.by, Национальный банк сегодня не является самостоятельным институтом, способным вырабатывать собственную позицию и придерживаться ее. Ситуация же с ценами показывает, «насколько здорова экономика, ведь цены отражают политику государства и в данном случае показывают, что это худшая политика, которую можно придумать».

Кроме того, государство может еще более усложнить проблему, вернувшись к практике борьбы с инфляцией за счет административного регулирования цен.

На заседании Совета министров 1 марта Александр Лукашенко потребовал «прекратить вольницу в ценообразовании». «Правительству и Национальному банку нужно более эффективно осуществлять ценовое регулирование. От этого сейчас зависит закрепление макроэкономической стабильности», — заявил Лукашенко.

«Если посмотреть за период с начала 2011 года, то к настоящему времени белорусский рубль девальвировался в 2,9 раза. При этом потребительские цены выросли в 2,6 раза. В том числе на продовольственные товары — почти в три раза, на непродовольственные товары и услуги — в два с половиной раза. У вас что, в ценообразовании стоит задача догнать и перегнать темпы девальвации?», — обратился глава государства к правительству.

 

Несмотря на то, что позиция президента обозначена более чем конкретно, Антон Болточко надеется, что Министерство экономики использует все возможности, чтобы не применять тотальный контроль государства над ценами.

 

«Контроль может позволить удержать инфляцию сейчас, но потенциал роста цен будет постепенно накапливаться. Это как в котле: периодически надо нажимать на кнопку, чтобы пар выпустить, что мы и наблюдали в 2011 году, — отметил Антон Болточко. — Но чем ближе к выборам, тем Лукашенко невыгоднее это делать. Даже при нашей системе выборов, «выпусти пар» Лукашенко в 2014 году, в 2015 году может столкнуться с ростом негативной настроенности населения в отношении власти и себя лично».



КОММЕНТАРИИ