Успокоив валютный рынок, Национальный банк продолжил осторожно ослаблять рубль. Биржевой курс доллара впервые в нынешнем году достиг отметки 8900 рублей. Наличные котировки также растут, но второй волны ажиотажного спроса на валюту не наблюдается.

Максимальных значений средние наличные курсы доллара достигли 16 июля: 8871 рубля при покупке и 9006 рублей при продаже. При этом максимальный курс покупки составлял 8910 рублей, продажи — 9100. К середине третьей декады средний курс покупки снизился до 8854 рублей, после чего начался медленный рост. Средний курс продажи падал до начала августа. «Дном» стал курс 8934 рубля, зафиксированный 1 и 5 августа.

7 августа средний курс покупки американской валюты вернулся к пиковому — 8871, продажи — достиг отметки 8941.

Есть два верных внешних признака, свидетельствующих о настроении наличного рынка: разница между курсами покупки и продажи (маржа), а также разница между наличными и биржевом курсами. В середине июля средний курс покупки доллара превышал биржевой более чем на 30 рублей, а маржа достигала 135 рублей. Сейчас уже биржевой курс выше среднего наличного почти на 30 рублей, а маржа сократилась до 70 рублей.

За относительно быстрой стабилизацией рынка стоит искусственно созданный дефицит рублевой ликвидности в банковской системе (рост ставок на ресурсы до 60 и более процентов годовых), резкий рост ставок по рублевым депозитам (до 45%), отказ банков выдавать суперльготные кредиты на строительство (под 12-16%). Цена вопроса оказалась велика: за июль население купило валюты больше, чем продало, на 621,5 миллиона долларов, а за июнь-июль — на 886,5 млн. В пересчете на одного трудоспособного жителя это вроде немного — чуть больше 200 долларов, но с такими темпами все золотовалютные резервы, немалую часть которых и без того придется отдавать в виде долгов по кредитам, будут съедены к весне следующего года.

Нацбанк рапортует о прекращении перетока рублевых вкладов в валютные и просто в валюту. Но проблема курса (а заодно и дорогих кредитов) никуда не делась. Внешнеторговое сальдогорит синим пламенем. Девальвировать рубль надо позарез, но как это сделать, чтобы ушлое население не запаниковало? Можно, конечно, сказать: «Народ, бакс вырастет до конца года на 10%, но по рублевым вкладам вы получите 20%». Проблема в том, что приученный не верить властям народ ломанется в банки сразу же после слов «бакс вырастет».

Неудивительно, что, будучи заряженным на рост, биржевой курс доллара ведет себя, как петляющий, заметающий следы заяц. Дистанцию между отметками 8.840 и 8.910 он преодолел за 15 торговых сессий: +20, -10, -10, 0, +10, 0, +10, +10, -20, +30, 0, +10, 0, 0, +20. А потом снова упал — на 10 рублей, потом еще на 10, а 9 августа одну десятку отыграл. «Нацбанк так и должен себя вести, чтобы не вызывать панику», — убежден его бывший глава Станислав Богданкевич.

Некоторые аналитики выдвинули тезис, что рост доллара обусловлен его укреплением к российскому и на самом деле с белорусским рублем ничего не происходит, так как курс валютной корзины практически не изменился с начала года. Тезис был выдвинут месяц назад, и за это время курс корзины вырос на 2,5%. Российский рубль перестал падать, евро вновь начал набирать вес по отношению к американской денежной единице, но долларовый курс Нацбанка к прежним отметкам не вернулся. Евро же прибавил за месяц почти 500 рублей и 9 августа вышел на рекордную в этом году отметку 11 910.

Теперь, когда биржевая и наличные котировки доллара сравнялись, возникает вопрос, что будет дальше. Если на «бирже» продолжится его рост, «наличка» стоять на месте тоже не будет, и население вновь может сделать нежелательные для властей выводы.

«Нынешняя стабильность ненадолго, — отметил в интервью Naviny.by Богданкевич. —Процесс сдерживается искусственно за счет повышения процентных ставок по депозитам и кредитам. В целом же ситуация в экономике ухудшается. Рентабельность продаж по сравнению с прошлым годом снизилась как минимум на четыре пункта».

Ставки по кредитам надо снижать, убежден эксперт. Но чем резче будет снижение, тем ускореннее девальвация. Отложить или растянуть процесс можно лишь в случае, если власти найдут дополнительные валютные ресурсы.

По словам Богданкевича, ситуация на валютном и потребительском рынках Беларуси во многом не зависит от Нацбанка. Тем не менее тот пошел на вливание денег в коммерческие банки, и ставки по ресурсам снизились. «Получается, Нацбанк вроде крепко держится, а потом дает обратный ход», — констатирует Богданкевич. Может, «попросили»? Скорее всего, так и есть, соглашается эксперт.

В то время, считает он, административное вмешательство властей в экономику может обеспечивать процесс ползучей девальвации сколь угодно долго. «В отличие от моих революционно настроенных коллег я оцениваю ситуацию более осторожно. Какие-то уроки из 2011 года властями извлечены. Главное — не допустить паники, ведь риски есть всегда. Один из них — вливание Нацбанком дешевых ресурсов. Если сегодня вместо дефицита ликвидности наблюдается ее профицит в размере 2 трлн. рублей, это нехорошо», —подчеркнул Богданкевич. Населению же, убежден он, бояться ползучей девальвации не нужно:«Оно видит, как растет курс, как растут цены и каковы процентные ставки по рублевым депозитам — в основном они риски покрывают».

Главной же проблемой экономики эксперт считает инфляцию, а вал и курс — это ее производные. «С инфляцией за 19 лет могли бы уже справиться, но программы борьбы с ней до сих пор нет», — констатирует он.

Август — традиционное время экономического затишья. Мир в отпуске. Возможно, удастся перевести дух и белорусским финансовым властям. Однако лучше вместо отдыха поработать над «домашним заданием». Новый «учебный год» уже близко.

Но, как замечает Богданкевич, у нас есть «такой друг, как Россия, которая финансирует все эти просчеты и не дает упасть на дно».

Автор: Дмитрий Власов



КОММЕНТАРИИ