Чем отличается сельское кладбище от городского? Ответ прост: в городе, чтобы получить место для захоронения, нужно обратиться в специализированный орган. В деревне все намного проще — людей хоронят там, где считают нужным. С точки зрения закона такой подход вызывает у юристов недоумение.

Некоторые могилы на сельских кладбищах уже сложно найти, да и пройти по таким местам захоронения непросто.

Границы — только в головах

Деревня Осиновка Борисовского района оживает только летом. Из 20 домов постоянно живут лишь в двух. Еще несколько семей приезжают сюда на время дачного сезона. Остальные ее жители нашли покой на кладбище, которое располагается в 800 метрах от первой хаты. Березовая роща посреди бескрайнего поля стала местом упокоения для сотен душ, трудившихся на этом поле всю свою жизнь. Сегодня на кладбище приезжают хоронить не только местных, но и тех, кто жил чуть дальше, по соседству. Здесь покоятся родители и брат 61–летнего Сергея Богдановского: «Захоранивать здесь начали еще до войны. Официально место никто никогда нам не выделял, но все местные стараются хоронить родных и близких рядом». Это место всегда принадлежало деревне. И сегодня, видимо, никто менять это правило не собирается.

Стихийное место захоронения — обычная история для наших деревень. Еще одно такое кладбище мы обнаружили в деревне Зоричи, что недалеко от картинка Мертвым не больно, но помнить о них и обустраивать места их упокоения — наша святая обязанность

Осиновки. Как рассказывают местные жители, оно появилось здесь больше сотни лет назад. «Вы посмотрите на эти большие березы, — указывает рукой на деревья Дмитрий Полищук, который вместе с мамой приехал на могилу отца, чтобы покосить траву, — они свидетели того, что раньше на этом месте были захоронения. У наших предков была традиция: на месте упавшего креста сажали дерево». Сегодня это кладбище вышло за границы старого и переместилось на поле. Со стороны дороги предусмотрительно поставлен бетонный забор. А вот со стороны поля границы не обозначены. А это значит, что любой желающий может похоронить здесь кого угодно. «Никто никогда никакого разрешения на захоронение не просил, — Екатерина Полищук пару лет назад проводила здесь в последний путь мужа и знает, о чем говорит. — Мы просто пришли и заняли это место».

Что влечет за собой такое отношение к погребению? Чтобы увидеть, к каким результатам это может привести, мы отправились в деревню Упиревичи Пересадского сельского Совета. Здешнее кладбище подпирает кукурузное поле и захватывает лес, который по закону нельзя вырубать.

«Не так давно, когда мы хоронили родителей, — рассказывает мне местный житель Сергей, — могилы были крайними и до кукурузы оставалось еще метров 10. Но сегодня кладбище уже частично заняло поле. Ведь зимой не разберешь, что это за земля».

Те, кто на поле хоронить не хочет (все–таки низина), выбирают другой вариант — вырубают деревья и кусты в лесу, к которому прилегает кладбище. Как мне рассказали в прокуратуре Минской области, Пересадский сельский Совет, который должен следить за состоянием кладбища, уже обратился в Борисовский райисполком с просьбой о выделении дополнительного участка для мест погребения. Однако земельный участок так и не был выделен. Ответ один — недостаточно средств. В итоге люди продолжают самовольно хоронить родственников, все дальше углубляясь в лес. А границы кладбища очерчены лишь наваленным в лесу мусором — старыми венками, крестами и искусственными цветами.

«Мы провели инвентаризацию, посчитали количество захороненных. Всего здесь 4.200 могил, кому принадлежат 7 из них, мы так и не смогли определить», — рассказала мне управляющая делами сельского Совета Татьяна Шаркова.

Для того чтобы бороться с теми, кто устраивает на территории около погоста свалку, поставили фотоловушки, но они не особо помогают. Горы пластика заполонили окраины, несмотря на контейнеры для мусора, которые стоят полупустыми. Татьяна Викторовна сама ездит убирать кладбище. Последний раз, говорит, была там две недели назад. И за это время — опять бардак.

Кладбище в Упиревичах уже вовсю подпирает кукурузное поле.

Кто отвечает за порядок?

Яна Хомич, прокурор отдела по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов прокуратуры Минской области, рассказывает мне о проведенной проверке, резюмирует: необходимо приложить еще много усилий, чтобы навести порядок в сфере сельских кладбищ.

В Солигорском районе на территории Зажевичского сельсовета есть старое еврейское кладбище. О том, что там давным–давно хоронили людей, известно многим местным жителям. При этом ни одна организация не следила за этим. Похожие погосты, до которых никому нет дела, обнаружили прокуроры в

Помни свой род

В Борисовском и Клецком районах надо признать: контроль за местами захоронения в сельской местности осуществляется плохо. Во многих сельсоветах ответственные лица за содержание мест погребения не определены. «Проверка показала: в 11 районах выявлены многочисленные факты ненадлежащего содержания мест погребения — свалки строительных и бытовых отходов, аварийные деревья, бытовой мусор, сломанные ограждения и разрушенные надгробия. А в отдельных районах на территории, прилегающей к кладбищам, проводилась добыча грунта», — Леонид Нечай, начальник отдела областной прокуратуры, констатирует: организация и функционирование мест погребения в соответствии с законом — проблемная тема для местных властей.

Место поклонения

Кладбище в деревне Упиревичи Борисовского района знакомо многим военным. Здесь похоронен старший прапорщик Дмитрий Холмин, который приказом министра обороны был зачислен почетным солдатом в списки своей части. О том, что здесь нашел вечное упокоение всеармейский старшина, сообщает яркая надпись на растянутом между деревьями плакате. Сюда не раз приезжали целые делегации. Увы, не все могилы знаменитых людей имеют такое же почетное оформление.

Могиле прапорщика Холмина всегда уделялось особое внимание.

На валуне — табличка с информацией о прапорщике, который был зачислен почетным солдатом.

Знаете ли вы, к примеру, где находится могила Максима Танка? А знаменитого этнографа и революционера Адольфа Янушкевича или поэта Каруся Каганца? А где похоронен командир партизанского отряда «Спартак» Аркадий Пономарев? Их могилы находятся в Минской области. Однако местные власти почему–то не спешат придавать должное значение этим захоронениям.

«Прокуратура потребовала рассмотреть вопрос о присвоении статуса историко–мемориального места погребения могилам А.Янушкевича, К.Каганца и других знаменитых деятелей Минской области. Кроме этого, необходимо рассмотреть вопрос о присвоении особого статуса месту массового захоронения в городе Узда, где были погребены 3.061 человек, 2.587 из которых — жертвы Великой Отечественной войны», — рассказала прокурор отдела Хомич. Теперь дело за местными властями. Как следует из официального ответа, эти вопросы уже находятся на контроле.

Одна древняя легенда гласит: люди живут до тех пор, пока жив хотя бы один человек, помнящий о них. Хочется верить, что у каждого кладбища появится тот, кто будет следить и оберегать его. Ведь наши предки этого действительно заслуживают.



КОММЕНТАРИИ