Генеральный директор БАТЭ Анатолий Капский в интервью Sovsport.ru рассказал, как в провинциальном белорусском городе построить стадион уровня АПЛ за два года.

– Как в городе с населением 140 тысяч человек создать клуб уровня Лиги чемпионов?
– Все в руках Божьих. А мы просто слуги болельщиков и лишь просим, чтобы Всевышний помогал. Наверное, мы делаем в жизни правильные вещи, уделяем внимание мелочам, хотя ничего сверхъестественного. Но точного рецепта нет.

– Что имеете в виду под мелочами?
– Создание условий для восстановления и подготовки. Питание. У БАТЭ много воспитанников. Я говорю не только об игроках, которые потом переходили в большие клубы, но и о тренерах. Эти люди были взращены в клубе, долго играли у нас, потом стали тренерами. Они никогда не стоят на месте. Я люблю Виктора Гончаренко и Александра Ермаковича (нынешний главный тренер БАТЭ – прим.ред.) за то, что они будут учиться столько, сколько будут жить.

– В БАТЭ очень мало приезжих футболистов. Вы принципиально не зовете легионеров?
– БАТЭ – небогатый клуб. У нас нет значительной поддержки государства. На три четверти наш бюджет формируется за счет собственной деятельности: участие в еврокубках, продажа игроков, работа со спонсорами. У нас их много, все надежные, хотя суммы небольшие. Вот в России платят по 10-20 миллионов евро, и топ-игроки едут. А для нас уже больше одного миллиона – большие деньги. Да и при этом нет никаких гарантий, что это будет классный игрок.

– В вашей стране можно сделать прибыльный клуб? В России это тяжело.
– Сложно, но можно. Для того, чтобы встать на этот путь, нужно начать все сначала. Например, в России можно работать без бюджетного финансирования, потому что рекламный рынок более серьезный, по телеправам выручка намного больше.

То, что у вас в стране такие деньги попадают в футбол, – это благо для игры. Но с другой стороны, любое благо расхолаживает и развращает. Я не хочу туда лезть, чтоб никто не говорил: «Кто он такой этот белорусский гореспециалист?». Но по большому счету эффективность вложенных средств среди топ-6 европейских чемпионатов – а я Россию туда включаю – у вас самая низкая.

 – Как вам удалось построить стадион за три с половиной года?
– Реально мы его построили за два года. Да, первый камень заложили поздней осенью 2010-го, но до конца 2011-го работ практически не вели. А в ноябре 2013-го он был уже готов. Но мы решили не убивать газон и отложили открытие до мая.

– Российские клубы не могут построить свои стадионы десятками лет. Говорят, «Зениту» мешает бюрократия. В Белоруссии такое возможно? 
– В этом плане у нас тоже немало проблем. Проектирование и экспертиза занимают очень много времени. Это сложные процедуры, и все делается на высоком уровне, по европейским стандартам. Но, например, требования МЧС  очень суровы. Об этом говорит даже президент страны. Надеюсь, потихоньку все будет развиваться. Излишняя забюрократизированность – проблема всех бывших советских республик. Чиновников много – им надо работать.

– Почему арена вмещает всего тринадцать тысяч зрителей?
– Глубоких расчетов не делали, но посчитали, что чуть больше 13 тысяч – оптимальный вариант для БАТЭ. Дай Бог, чтобы мы далеко проходили в еврокубках, и у нас был ажиотаж. И все равно неправильно построить стадион на 25 тысяч и играть полсезона с полупустыми трибунами.

– Новый стадион позволит вам зарабатывать? 
– Очень на это рассчитываем. Мы специально, кстати, сейчас сделали недорогие билеты. Нам нужно, чтобы народ ходил на футбол. А когда выполним эту задачу, то будем предлагать болельщикам более дорогостоящие услуги.

«Борисов-Арена» имеет много всяких фишек, которые надо использовать по максимуму. И детский центр есть, и тренажерные залы. Есть мысли на одной из стоянок сделать площадку из искусственного льда, которая может работать круглогодично. Здесь можно заниматься прокатом велосипедов и коньков. Кто-то послушает меня в России и скажет: «Да он сумасшедший». Но копейка рубль бережет. Если мы создадим качественные условия, то сможем ожидать от болельщиков другую копеечку.

– Неужели жители Борисова готовы тратить деньги на новый для города сервис?
– Надеемся на это. Вместе с тем мы ориентируемся не только на жителей Борисова, но и на людей из близлежащих городов и поселков, а также из столицы. Я вот каждый день на работу из Минска езжу.

– Кстати, мы не увидели на стадионе ни одного милиционера. Только стюарды в жилетках. Или это все-таки милиция?
– Нет, у нас работают стюарды. Да, какая-то часть из них раньше трудилась в правоохранительных органах. Мы целенаправленно подбираем этих людей, проводим собеседования с кандидатами. Есть люди с майорскими званиями, но сейчас они на пенсии. У них богатый жизненный опыт. При этом, приглашая их, мы смотрели, какими они были сотрудниками в милиции. Если у кого-то не хватало культуры работы с населением, мы отказывались от его услуг. В то же время у нас очень много молодежи.



КОММЕНТАРИИ