Развод по-борисовски. Женщина оформила договор купли-продажи в ГАИ, но все равно может лишиться автомобиля

Женщина честно купила автомобиль, зарегистрированный в Борисове. Спустя 3 недели оказалось, что на автомобиль претендуют его бывшие хозяева.

Женщина приобрела Opel Insignia 2009 года, оформила сделку через заключение договора купли-продажи в ГАИ, а через 3 недели узнала, что на автомобиль претендуют его бывшие хозяева. Может ли такое быть — читайте в материале автомобильного портала ABW.BY.

«Недавно мы с мужем купили автомобиль. Выбирали, как и все, в Интернете. Нашли подходящий вариант и решили, что если при осмотре никаких проблем не возникнет, то сразу же покупаем. По технической стороне вопросов не было, поэтому мы поехали переоформляться в Борисов, по месту регистрации автомобиля. В МРЭО также обошлось без сюрпризов, мы рассчитались с продавцом и довольные поехали домой.

Через 3 недели пришло письмо из суда в виде иска о запрете на отчуждение моего автомобиля. Из этого иска я узнаю о ситуации, которая на первый взгляд вообще никак не должна меня касаться».

Краткий пересказ искового заявления

23 ноября 2015 года некие Анна и Евгений связали себя узами брака, а спустя 6 дней приобрели автомобиль Opel Insignia: по документам за 50.000.000 белорусских рублей (примерно 2500 долларов на то время), а по словам заявительницы иска Анны — за 12.000 долларов. Через месяц они поняли, что «не сошлись характерами», и муж якобы без ведома жены продал автомобиль своему другу. Прошло 9 месяце, бракоразводный процесс вступил в решающую фазу. По мнению Анны, этот друг узнал о том, что автомобиль является предметом спора, поэтому решил его перепродать. Так Opel Insignia попал в руки нашей героини Надежды, а теперь на него наложен запрет на отчуждение.

«Я вообще не понимаю, как у меня могут забрать автомобиль, если я добросовестный приобретатель, — возмущается Надежда. — Вроде бы и так себя достаточно подстраховали: оформляли договор, а не счет-справку, безо всяких посредников — напрямую с собственником. В типовом договоре, который выдается в ГАИ, отдельным пунктом отмечено: продавец удостоверяет, что судебного спора, прав и притязаний со стороны третьих лиц на этот автомобиль не имеется.

А в итоге я могу оказаться без автомобиля и истребовать по 20 процентов зарплаты в месяц с недобросовестного приобретателя. Совершенно не понимаю, почему чей-то развод должен меня как-то касаться?!»

Чтобы разобраться в этом вопросе, мы обратились к непосредственным участникам бракоразводного процесса.

Версия Евгения

«Автомобиль действительно приобретался за 50.000.000 рублей. Такая цена обусловлена тем, что я покупал машину у знакомых «по срочной», а еще она была не в лучшем техническом состоянии. Поскольку владел я ею меньше месяца, ремонтом за это время почти не занимался. Когда мы с женой решили расстаться, я продал Opel за те же 50.000.000 своему другу, который затем менял в ней АКПП, бамперы, полностью ее перекрашивал и т.д.

Мне самому неприятно, что наш с женой развод становится еще для кого-то проблемой. По-моему, этой Надежде совершенно не о чем беспокоиться, автомобиль у нее никто не заберет. Даже когда я своему другу продавал автомобиль, это была чистая сделка. А Надежда в этой ситуации уже даже не третье лицо. Автомобиль принадлежит ей в полной мере и на законном основании. Я вообще не понимаю, почему моя жена сейчас начала истребовать именно машину. До этого около 9 месяцев речь в ее исках постоянно шла о взыскании половины суммы денег с продажи автомобиля. И это притом что сразу после продажи она получила свои 25.000.000. Потом она требовала половину от какой-то другой выдуманной суммы. А теперь и вовсе заговорила о возврате всего автомобиля».

Версия Анны

«Конечно же, никаких 50.000.000 рублей этот автомобиль не стоил. В каком состоянии должен быть Opel Insignia 2009 года, чтобы столько стоить?  Изначальная цена на этот автомобиль в объявлении была 14.700 долларов с припиской «торг уместен». Мы отвезли автомобиль на площадку, где проверили его техническое состояние, заплатили 1.800.000 рублей, после чего смогли сбить цену до 12.000 долларов. Если подумать логически: какой был смысл платить почти 2.000.000 за проверку автомобиля, который стоил 50.000.000?

Я понимаю, что людей, которые приобрели автомобиль, грубо говоря, «подставили»: они не знали о том, что этот автомобиль является предметом спора, и не думали, что могут попасть в такую ситуацию. Если бы была возможность взыскать просто деньги с него (Евгения. — Прим. авт.), я бы так и сделала. Но он мне платить не собирается, поэтому я и подала такой иск. Теперь суд или прокуратура пусть разбираются, что произошло. Возможно, они обяжут его заплатить деньги. Я надеюсь, что мы все придем в зал судебного заседания и там уже решится кто кому и что должен.

Комментарий юриста Сергея Калабухина (Justus.by)

«С одной стороны, Евгений имел право продать автомобиль, поскольку тот оформлен на его имя. А значит, и правила об истребовании собственником имущества у добросовестного приобретателя, то есть у Надежды, в соответствии со статьей 283 Гражданского кодекса, тут не применяются.

С другой — истица предлагает вернуть все то, что связано с совместно нажитыми имуществом (автомобилем), в первоначальное положение. В итоге, если суд придет к выводу о том, что сделки купли-продажи, заключенные между Евгением и его другом Дмитрием, а также между Дмитрием и Надеждой, являются недействительными, автомобиль у Надежды будет истребован. Она же, в свою очередь, имеет право требовать возмещения стоимости автомобиля у Дмитрия или у Дмитрия и Евгения солидарно.

Позиция Надежды, по моему мнению, должна основываться на пункте 20 постановления пленума Верховного суда №5. Поскольку автомобиль уже выбыл из собственности супругов, даже если по воле только одного из них, в соответствии с этим постановлением при разделе имущества может учитываться не сам автомобиль, а его стоимость. Надежда же, являясь добросовестным приобретателем и отстаивая свое право на законно приобретенное имущество, может предложить суду взыскать по этому правилу половину стоимости автомобиля с Евгения в пользу истицы.

В то же время под вопросом остается правомерность возбуждения судом дела по таким требованиям. Из содержания пункта 18 постановления следует: если раздел имущества затрагивает права третьих лиц, иск должен быть предъявлен в общем порядке, поскольку законом — часть 2 статьи 41 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье — в таких случаях не допускается рассматривать требования о расторжении брака и разделе имущества в одном производстве».

От редакции ABW.BY

Сегодняшняя история выглядит весьма запутанной: у каждого своя версия происходящего, свои требования и ожидания. Единственное, в чем сходятся все стороны конфликта, — Надежда является добросовестным приобретателем и оказалась, как говорится, не в то время и не в том месте. Если суд обяжет ее вернуть автомобиль, это может создать весьма неприятный прецедент — любой из супругов отныне сможет предъявить свои требования на  проданный без его согласия автомобиль. А многие ли покупатели требуют согласие второго супруга при заключении сделки купли-продажи автомобиля?

Мы будем следить за развитием этой истории и расскажем, чем обернется встреча сторон в суде.

Последние новости в Борисове