Власть подвела под парламентской кампанией жирную черту и разводить антимонии не намерена. 28 сентября Центризбиркомзарегистрировал всех избранных депутатов — 109, а также членов Совета Республики (из кого и как слепили верхнюю палату, народ вообще не заметил). 

По словам главы ЦИК Лидии Ермошиной, мнения наблюдателей о явке избирателей не имеют правового значения. Это следует читать как «наш ответ Чемберлену» — оппозиции, твердящей, что выборы, по крайней мере в крупных городах, не состоялись по причине успешного бойкота.

Сначала демобилизовали, а потом — вперед, на мины! 

Между тем бойкотное крыло оппозиции поставило сейчас во главу угла информационную кампанию — доносить до масс через интернет и листовки «настоящие итоги выборов», а точнее — мысль, что выборов в стране нет. 

Нетрудно предвидеть, чья версия результатов минувшей кампании —правящего класса или контрэлиты — перевесит на практике. Депутаты будут заседать и в ус не дуть. А «донесение настоящих итогов» может лишь усилить фатализм и апатию рядовых граждан. 

Тут ведь вот какая закавыка: легитимность власти — это, грубо говоря, пока народ ее терпит. К голосованию это может не иметь никакого отношения вообще. И помазанник божий при соответствующем состоянии мозгов способен восприниматься как вполне легитимный правитель. 

Недаром Александр Лукашенко любит повторять: мы выборы проводим не для заграницы, а для собственного народа. Народ же сегодня безмолвствует. Он не готов рвать социальный контракт, бунтовать ради туманных целей противников бессменного президента, не умеющих говорить с массой на ее языке и о том, что ее действительно цепляет. 

И пока дело обстоит так, на любые резолюции Запада и «пятой колонны» власть реагирует по принципу «а Васька слушает да ест». 

Пора закругляться с праздником троллей 

Впрочем, надо отдать должное: потроллить власть в ходе минувшей кампании оппозиционерам удалось. Особенно заело больших начальников то, что группа бойкотистов прокрутила свои деструктивные лозунги за бюджетные деньги — и соскочила, заставив тупо вычеркивать их фамилии из миллионов бюллетеней. 

Но больше такой номер, похоже, не пройдет: Ермошина заявила, что агитацию за бойкот выборов могут приравнять к общественно-массовым мероприятиям. Проще говоря, пиши пропало в стране, где действует законодательство «больше трех не собираться». 

И вообще, бойкотировать президентские выборы 2015 года — это политическое харакири. Надо идти. Но тогда получается явная нестыковка двух стратегий — демобилизующей и мобилизующей. 

Смотрите, что было: 23 сентября 2012 года народ призывали пойти на рыбалку, по грибы, на футбол, то есть всячески размагничивали, насаждали де-факто политический пофигизм. И вот через какое-то время те же вожди затрубят: вперед к урнам, а затем на Площадь отстаивать победу! Снова призовут к отваге и жертвам. Большой вопрос, откликнутся ли люди. Логики нет, да и вообще пофигизм куда комфортнее героизма. 

И уж точно электорат не ломанется, если его снова начнут разрывать между несколькими альтернативными кандидатами. А пока нет и намека на консолидацию между двумя основными течениями титульной оппозиции —конструктивным и конфронтационным, по классификации Аналитического белорусского центра (АБЦ). 

«Давайте сначала освоим гетто!» 

На круглом столе, организованном в Минске под эгидой АБЦ 27 сентября, оконсолидации не твердил только ленивый. Понимают важность единого кандидата в 2015 году и сами оппозиционные лидеры. Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько вновь заговорил о своем детище — праймериз. 

Но мало придумать механизм. Мало написать стратегию. Аналитик Сергей Николюк в своем выступлении подчеркнул: если нет раскола внутри авторитарного режима, еще никому и нигде не удавалось его сбросить. «В Беларуси же с 1996 года — консолидированный режим», — отметил политолог. 

Второе условие победы, по его словам, в том, что против режима выступает не просто группа партий, а общество. Сила «Солидарности» Леха Валенсы была в 12 миллионах стоявших за ней поляков. 

Сергей Николюк позволил себе иронично прокомментировать расхожий тезис, что оппозиции пора выйти из гетто: «Давайте сначала освоим гетто!». Социология показывает: из примерно 20% белорусов, считающих, что они в оппозиции к власти, лишь треть доверяет политической оппозиции. 

Политолог Дмитрий Кухлей из АБЦ солидарен: «Оппозиции стоило бы сконцентрироваться прежде всего на своих сторонниках. Они могут стать полюсом для притяжения нового большинства». 

Между тем, подчеркивает Николюк, в стране есть меньшинство, имеющее личностные ресурсы, и ему поперек горла любой авторитаризм. Большинство же, которому ресурсы раздает власть, вполне рационально ее поддерживает. 

Но Лукашенко, по мнению руководителя АБЦ профессора Владимира Ровдо, попал в ловушку популизма. И «когда российская поддержка кончится, это будет означать конец популизма». 

Отметим: Россия уже начала прижимать. И не случайно на совещании 11 сентября Лукашенко заговорил о модернизации. Это значит, что жареный петух стал поклевывать. Запуск же процессов модернизации, полагает Николюк, может усилить позиции либерального крыла в правительстве. 

Еще одна важная его мысль: в ситуации, когда режим шатается, вопрос трансформации может решиться через переговоры умеренной части оппозиции с либеральным крылом во власти. При этом умеренные в оппозиции контролируют радикалов, а номенклатурные голуби — ястребов. 

Таким образом, стратегия бури и натиска (конфронтационное течение) и стратегия диалога (конструктивное течение) вполне могут переплетаться и одна другую усиливать. Но сегодня оппозиционные остроконечники и тупоконечники воюют между собой беспощаднее, чем с режимом. 

Одного авторитариста белорусы уже свалили 

Да, а как же быть с выборами, которых нет? Бойкотировать кампанию 2015 года, кажется, не собирается и нынешний альянс бойкотистов. По словамВиктора Ивашкевича из оргкомитета партии «Народны рух», «можно использовать ситуацию выборов, но без фактора народных выступлений ничего не будет». 

Действительно, в ситуации, когда почва под ногами номенклатуры реально шатается, когда над ней висит дамоклов меч народного гнева, — и голоса фальсифицировать страшно, и силовики совсем иначе могут себя повести. Вот вам и трещина в вертикали. 

Скорее всего, на сегодня никакой априори победной стратегии для белорусской оппозиции нет в принципе. И лучше в этом честно признаться, чем произносить пустые патетичные фразы. 

А дальше надо упереться рогом и делать дело по принципу «капля камень точит». Как минимум не наступать на грабли. Если хотите, тупо выполнить банальные, но необходимые пункты, перечисленные тем же Ивашкевичем: единая структура, единая программа, единый лидер. 

Тогда политические оппоненты власти хотя бы имеют шанс реализовать сценарий демократических перемен при стечении ряда факторов — от экономического кризиса до сильного внешнего давления на режим. 

Да, и еще: вы будете долго смеяться, но ученые люди пришли к выводу, что смена авторитарного режима отнюдь не гарантирует демократии. 

«Многие считают, что отодвинуть Лукашенко — это финиш. Нет, это только старт, проблемы только начнутся», — подчеркнул Сергей Николюк. 

Люди постарше вспомнят: в 1994 году многие оппозиционно настроенные граждане голосовали по принципу: лишь бы не Кебич! И премьера, которого считали совково-авторитарным ретроградом, положил на лопатки красноречивый Робин Гуд из провинции. Вознесенного народом лидера звали Александр Лукашенко. 

Да уж, чтобы не ходить по историческому кругу, действительно полезно включать мозги.



КОММЕНТАРИИ